На грани двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 2 (1).

Но девчонка и не думала сваливать. Так и знал! Стоило только пустить козла в город — и конец! Тот на милость всё до самой последней травинки выжрет! Сегодня полбуханки дашь, завтра уже целую потребует, а после завтра притащит роту беспризорников, которые задерут меня до дыр.

На следующий день я уже просто вызвал наши местные «правоохранительные органы». Ничего не стал объяснять голодранке, пусть с ней разбираются те, кто должен это делать по праву.

С первым заревом меня снова разбудил раскатистые лай Грома. Я, естественно, сразу же догадался почему «ветра нет, но волны как прокаженные к берегу несутся». Снова на улицу в валенках выскочил, злой как сам чёрт, потому что снова не выспался! Мельком в щель между досками сарая глянул — а там она сидит. И у меня дежавю в башке вспыхнуло! Да так вспыхнуло, что я чуть было заикой до конца своих дней не остался!

День начался один в один с предыдущим…

Да что ж ей всё неймётся! Ясно ведь дал понять, чтобы десятой дорогой мою избенку обходила!

С психу кулаками по дряхлым деревяшкам треснул, но тут же заставил себя остыть — не ну в самом деле! Не бить же мне девчонку, воспитывая, как дворнягу, чтобы выработать условный рефлекс на мои угрозы?! А девчушка-то бесстрашная, кажется, не испугалась свихнувшегося рыбака и снова приплелась за добавкой в виде словесных тумаков.

В общем бить девок — не моя фишка. Я хоть с виду и свихнувшийся на голову невменяемый псих-отверженец, но на самом деле, моё сердце ещё не полностью превратилось в острые рифы. Хай там закон по всем правилам разбирается, за землю я плачу, а избёнка моя приватизирована!

Местный «шериф», Степан Степаныч явился только через час и тут же мне всыпал люлей. Так сказать, за ложный вызов!

Когда его старенькая армейская «Нива», поскрипывая колодками, тащилась по размытым ухабам каменистой дороги, я снова заглянул в сарай, чтобы предупредить воровку, чтобы готовилась на выход «с вещами», а ещё, чтобы готовилась отвечать за свои бандитские поступки.

Раз предупредил, два предупредил… третьего уже не будет!

Взгляд в хлев — беспризорница сидит на том же самом месте, где и вчера сидела, поджав под себя тощие ноги, и с печалью в больших зелёных глазах обнимается с буханкой белого, с такой жадностью, словно это была не буханка, а кусок килограммового золота.

В чулане было тихо. Девчонка молчала. Молчала и дрожала, поглядывая на меня из-под густых опущенных ресниц. Всё, что я слышал — это завывание северного бриза, проникающего в щели между досками, противный скрежет зубов, по причине холода, и урчание голодного живота на весь сарай. А всё, что видел — взявшееся из ниоткуда чудище, перепачканное грязью, с которым теперь понятия не имел, что мне делать.

— Утро доброе, Владюша! Ну и что у тебя тут такое срочное стряслось? Русалку что ль поймал? — хрипло расхохотался, старый алкоголик.

А мне вот было не до шуток. Я ночью плохо спал. Мне снова мерещились кошмары. А ещё будто кто-то вопил у самого утра. Жалобно так вопил, с надрывом. Будто помощи просил. Женщина вопила. Пришлось заглушить свои психи парой рюмок палёной сивухи. Спирт конечно это не моё, я за здоровый образ жизни, лишь изредка… и вот это изредка как раз настало вчера. Другого выхода, как справиться с припадком, у меня не было.

— Забирай её, Степаныч, шустрей давай! — кивком указал в настежь распахнутую дверь сарая, — Воровка! Уже второй раз ко мне в хлев забирается, нахлебница бесстыжая! Кто такая знать не знаю и не собираюсь. У меня тут не благотворительный фонд помощи малоимущим и обездоленным. Сам понимаешь. Поэтому делай свою работу и больше занимайся наведением порядка в своём ущербном городишке, а не брюхо пивом с утра до вечера набивай.

Улыбка вмиг испарилась с миловидного лица старичка, которое украшали усы с забавными завитушками, а на лысой голове покоилась почетная бескозырка.

Обиделся, папаша, но я честно не хотел язвить. Просто уже в край всё достало! Достала моя грёбанная, однотипная жизнь без надежды на лучшие изменения.

Степаныч недовольно цыкнул и, важно поправив козырёк головного убора — его гордости, деловито зашаркал к сараю. Нырнул внутрь, и полминуты от него не было ни слуху, ни духу. А когда я его, недоуменного и непонимающего, снова увидел на улице — взбесился ещё больше.

Что за ерунда?

С утра пораньше и уже выпил?

Вот дед! Вот даёт!

— Так кого забирать-то? — почесал седой затылок, — Где твоя эта… «особо опасная уголовница»? — зевнул, разгильдяй водочный.

Да он издевается?

Я его со злости за рукав деранул, да силу не рассчитал, а дедок, после вечерних посиделок у костра с корешами, совсем в рохлю превратился, чуть было носом в лужу не клюнул.

— Её блин забирай! Рыжую эту нахлебницу!

— Ты парень что, того уже? Совсем в край тронулся? Или просто решил над стариком поиздеваться? — покрутил пальцем у виска, вырываясь из одержимой хватки, — Нет там никого! Шутник, блин!

От злости я практически превратился в бешеного быка! Видать, старый ещё не до конца отрезвел. И это он меня ещё алкашом называет! А сам?? Сам-то до чего докатился?

Пулей в сарай заскочил, девчонку за шкирку схватил и вытолкал на воздух, не обращая внимания даже на то, что она несколько раз споткнулась, пока я её за собой следом тащил. Единственное на что обратил внимание… так это на то, что рука у неё была очень холодная. Ледяная. Как у живой арктической статуи.



Дана Стар

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться