На грани двух миров

Размер шрифта: - +

Глава 5 (1).

Я не смог просто взять и бросить девчонку на песке… Незнакомка больше напоминала мне человека, нежели сущность. Если бы не анормально бледная кожа, кровоточащие раны, изодранная в клочья одежда и грязь по всему телу — я бы принял её за человека, за весьма симпатичную девушку. Вероятно. Пока трудно было сказать. Сейчас она больше напоминала поросёнка, вывалявшегося в грязи, которого перед этим потрепал местный Барбос.

Осторожно подошёл к обездвиженному телу, слегка пихнул носком калоши в бочину:

— Эй, ты! Химера ходячая, слышишь меня?

Ноль эмоций.

Лежит на спине с приоткрытым ртом и словно не дышит. Холодный ветер швыряет грязные локоны по её бледно-зеленому лицу, рвёт то, что осталось от одежды, а в области посиневших от холода губ струится алый ручеек крови.

— Зараза!

Жалко вдруг стало это… непонятное существо. Настолько жалко, что в груди будто что-то защемило, будто кто-то невидимый под дых дал.

На корточки рядом присел, волосы с щеки смахнул и нахмурился, потому что словно примёрз к ледяной коже девчонки, как языком к металлу во время двадцатиградусной морозяки.

Как бы там ни было, но я человек, в первую очередь! И сегодня мне придётся забить на свои принципы. Одну руку под голову запустил, другую — под колени и ловко на руки подхватил, прижимая тощее тельце к груди. Мороз по коже хлынул — настолько же она холодная! Но больше всего удивляло то, насколько хрупкая. Как снежинка. Которая в любую секунду может растаять в моих огромных, пылающих жаром руках.

Если честно, я никогда не прикасался к «неупокоенным». Но видел, как фантомы пытаются трогать других людей. Бесполезно. Сущности просто проходят сквозь живые тела, или же сквозь предметы. Не знаю… Быть может у меня есть ещё один дар — я могу к ним прикасаться? Вообще пофиг, если честно. Как-то не особо проверять хочется.

В дом девчонку втащил, на старый диван у камина положил, а она моментально покрылась колючими мурашками. Как раз в этот момент, пользуясь случаем, в комнату проскочил обнаглевший Гром. Носом в её обездвиженные ручонки ткнулся, заскулил.

— Так, а-ну вон! Живо! Твоё место на улице, гад. — Но псина даже не думала дёргаться. Будто намертво хрюником своим приклеился к девчонке.

Странно… Гром не любит чужих. А призраков, тем более.

— Ну окей, оставайся. — Почесал затылок, а сам принялся быстро метать дрова в разгорающееся пламя, в камине.

Через пару минут тут стало как в общественной бане.

Печь растопил, сам в ступоре застыл:

— И что дальше делать?

По щекам девчушку потрепал — ноль эмоций. Будто в кому впала.

Странно... А призраки что, тоже сознание теряют? Но ещё более странным было то, что я по-прежнему мог к ней прикасаться, а она не превращалась в безвестный туман.
Тогда я решил действовать не своё усмотрение. Парень я хоть и работяга, но чистоплотный. Поэтому решил хорошенько отмыть замарашку, иначе начал уже задыхаться от её уличного запаха.

Это так, преувеличение.

Но всё равно! Не позволю грязнухе находится в таком виде в моём доме, тем более лежать в моей постели!

Пришлось раздеть малышку. Раздеть и искупать, пока в отключке валялась.
А когда раздел, у меня там, между ног, все адским огнем вспыхнуло. Девчонка оказалась той ещё конфетой. Которая из гадкой утки превратилась в прекрасного лебедя.

Рывком шмотки снял, на пол швырнул и тут же в столб трансформировался, когда без одежды бродяжку увидел. Откашлялся. Дыхание вмиг перехватило. От странного расписания в горле всё зудело, а частота вдохов усилилась, когда мои руки, сами по себе, потянулись к нежному телу… По холодной коже дрожащей рукой провел, от живота к груди, и почувствовал, как на лбу выступила липкая испарина, от явного возбуждения.

Вдох-выдох… Вдох-выдох…

Сердце одичало гоняет кровь по венам в тысячу раз быстрее.

Божеее, что за ерунда??

Никогда и ничего подобного в жизни не испытывал.

Быстро девчонку губкой обтёр, волосы над тазиком сполоснул, пока она дрыхла как убитая. Точнее, не как… А так и есть.

Мда… Не могу просто привыкнуть к тому, что вижу. Вроде дышит, вроде даже сердце бьется. Но она не человек. С таким цветом кожи не живут, а с температурой тела — тем более.

Девчонка буквально за пару минут из кикиморы превратилась в красотку. Волосы блестели при ярком свете потрескивающего камина, и они больше не выглядели как шерсть беспризорной дворняги. Лицо кукольное, миниатюрное, глаза — украшают густые ресницы, а в области пазух аккуратного носика виднеются миловидные веснушки.

Если бы не раны, девчушке не было бы цены. Хоть на «мисс Мира» отправляй.

«Совсем другая...» — подумал я и облизнулся от звериного желания потрогать малыху, везде, бессовестно обследовав каждый участок столь идеального тела.

Чёрт! Не ожидал конечно такого бомбического преображения!

Ещё пару секунд, и меня захлестнуло в спектре острых эмоций, а затем повело как серийного маньяка. Одну руку — на обнаженную грудь незнакомки нагло пристроил, другую — в области паха, и гоняю как ошалелый, сбрасывая напряженку за какую-то миллисекунду.
Мощная вспышка в глазах, шум в ушах, я проваливаюсь в нирвану. Падаю на диван, обеими руками обнимаю ароматное тело малышки, крепко-крепко прижимаю к своей груди, будто безжизненную куклу-марионетку, набитую синтепоном, носом утыкаюсь в шею девушки и засыпаю, согревая эту хрупкую ледышку теплом своего сильного тела, потому что она ещё до сих пор дрожит.

Всё же мне пришлось набросить на нас сверху ещё пару одеял и с головой завернуться в кокон. Наконец, рыжуля перестала трястись. Внутренне мне тоже полегчало. Радует лишь то, что теперь её щёчки порозовели, а ротик слегка приоткрылся в наслаждении. Будто это она только кайф получила, а не я.



Дана Стар

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться