На грани Фэйла. Начало

Размер шрифта: - +

1. Недетская философия

 

    2092 год. Кэп, ничего не подозревая, привычно сидел онлайн на виртуальной кафедре. Деревянные текстуры вперемешку с гжелью ловко обманывали взгляд, создавая ощущение уюта. Впечатление дополнялось тихим и ненавязчивым проигрыванием «Четырёх сезонов» Вивальди в заковыристых коридорах и разукрашенных комнатах.

    Сегодня Кэп, вернее, его виртуальное отображение, в одной из тех вымышленных комнат перечитывал древние философские труды, тоже вымышленные, сидя за нереальным деревянным столом и поглаживая изображение отрастающей бородки. Сдвинутые брови на его уже немолодом, аккуратно выбритом лице выдавали озабоченность.

    Хотя Кэп считался человеком уже не первой молодости, он не скрывал возраст даже в своём нереальном отображении. Обманывать он не любил. Внешне Кэп ничем не выделялся, и вполне можно сказать, что он был абсолютно средним человеком. Среднее телосложение и рост, тёмно-русые с проседью волосы средней длины, чёрные брюки и белая рубаха или какой-нибудь неприметный свитер – собственно, это почти всё, помимо бородки, что смогли бы припомнить свидетели в случае чего. Ну ещё дали бы ему навскидку лет пятьдесят. В общем, особого внимания Кэп не привлекал и всю жизнь спокойно занимался своими делами. И теперь он зачем-то решил удариться в философию. Причём, делал это прямо у себя на научной кафедре и даже в рабочее время.

    Начинающий философ с умным видом прогуливался по длинным коридорам и заходил в многочисленные комнаты, двери которых заведомо знали о его намерениях и заранее учтиво открывались. Кэп любил находиться тут в одиночестве, когда никто не мешал сосредоточится на своих увлекательных мыслях.

    Однако, белые полосы в жизни всегда заканчиваются, и на кафедру подгрузился его хороший знакомый – Василий, который предпочитал щеголять в своём потёртом сером пиджачке с сиреневым отливом даже в виртуальном пространстве. Ростом он уступал Кэпу, а маленькая голова с узким лбом и короткой стрижкой умело скрывали в нём профессорскую натуру. Но основная проблема заключалась в том, что он очень любил поболтать с Кэпом.

    Профессор привычно подошёл к приятелю и непринуждённо начал разговор:

    – Будь здоров, биофизик! Как дела? Смотрю, ты забросил свои микроорганизмы и ударился в философию. Любопытно! Тоже в тренде с молодёжью? – Василий уже вдумчиво вчитывался в книгу Кэпа у него из-за плеча.

    – А-а! Привет, ядерщик! Какие наши годы! Вот, разнообразия захотелось, чего-нибудь новенькое узнать. А что там с молодёжью опять? В философию повально ударилась, что ли? – биофизик попытался изобразить весёлую улыбку, оглянувшись на приятеля и привстав в его сторону. Но улыбка получилась предательски грустная.

    – Ты блоги не читаешь, что ли?! Паранормальный фон растёт, инопланетяне кругом, от привидений прохода нет, демоны правят миром! Только древние знания помогут спастись! – посмеивался ядерщик. Но, окончательно поняв, что приятелю почему-то не весело, всерьёз уточнил:

    – А ты чего хандришь сегодня? Книга грустная?

    Кэп спрятал свою неудавшуюся улыбку и решил поговорить с приятелем начистоту:

    – Книга тут ни при чём. Просто после защиты диссертации, с которой ты мне помогал, появилась какая-то пустота внутри. Я не знаю, что дальше делать. Идей нет, всё уже изучено и просчитано, впереди одни тупики и разочарования! – грустно вздохнул Кэп, на что Василий понимающе покачал головой и без шуток высказался:

    – Н-да. Последний месяц ты выглядел как заново родившимся. Защита диссера, новое звание, новая жизнь… Я бы и не подумал даже. Но ведь сейчас идей нет ни у кого, исследовать особо нечего, – обнадёживал приятель. – Это всё ИИ виноват, ничего не поделаешь , – развёл руками профессор.

    Кэп прекрасно знал, что искусственный интеллект уже давно потеснил людей в сферах, где всё можно довести до ума просчётом и анализом известных фактов, например, конструкторов, вместо которых он теперь легко подбирал оптимальные формы и размеры летательных аппаратов под заданные параметры. Но наука – это другое. Там одним анализом и просчётом не обойдёшься. По версии Кэпа ИИ пока ещё не удалось сделать ни одного значимого открытия.

    – Неужто он и до научных исследований добрался?! – дерзко повёл бровью Кэп, надеясь, что приятель имеет ввиду нечто иное.

   – Ещё как! – Василий начал задуманную на сегодня речь. – Помнишь мою недавнюю работу про получение стабильных сверхтяжёлых изотопов? Мне почти удалось добраться до синтеза! Но тогда немного не хватило знаний и смекалки, совсем чуть-чуть! Несколько лет я проводил эксперименты, пробовал различные средства, проверял гипотезы. И, в конце концов, сдался, не доведя дело до победного финиша. А буквально на днях, через несколько месяцев после моей защиты, ИИ взял и всего за неделю рассчитал метод синтеза в горячей плазме! Вот гад! – недовольно прогремел утончившийся голос ядерщика, а протянутая к Кэпу ладонь добавила красноречивости. – Правда, он пользовался результатами многих работ, в том числе и моей, – смягчился и поутих профессор.



Ловец Слов

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться