На Грани. Книга первая

Font size: - +

Глава двадцать третья

Элвир ждал коменданта Вельтаны с очередным докладом по делу, которое успели искренне возненавидеть оба. Карст явился, как обычно, слегка запоздав. Торн, сам отличавшийся пунктуальностью, между тем отлично понимал, что у столичного коменданта достаточно важных забот, каждая из которых может претендовать на статус неотложной. Хотя стоит отдать должное загадочным убийствам, чем дольше они продолжались, тем значимей становились. И на настоящий момент верховный протектор не видел проблемы более серьезной, чем эти проклятые необъяснимые смерти. И это при том, что у второго лица недавно завоеванного королевства сложностей и неприятностей было в избытке, причем самого высшего разряда.

— Что у нас нового? — вопросил Торн после короткого приветствия. Пояснять, к чему относится вопрос, не имело смысла, оба прекрасно понимали, о чем речь.

— Ничего хорошего, — мрачно буркнул Карст. — Еще один труп, на этот раз в Кузнечной части.

— Кузнечная часть? — Элвир задумался, припоминая. — За рекой. Респектабельной ее не назовешь, но и к бедняцким кварталам не причислишь. Насколько я знаю, там живут в основном торговцы, ремесленники, купцы средней руки.

— Вы довольно сведущи в географии города для завоевателя, — нехотя признал комендант. — Убийство произошло возле лавки ростовщика Палена. Жертва — мужчина неопределенного положения и рода занятий, скорее всего, старше сорока лет. Никто из жителей близлежащих кварталов его не опознал. Незадолго до смерти он был в лавке Палена и, по словам его жены, ссорился с хозяином. Впрочем, ссора с ростовщиком — дело нередкое и немудреное. Ярли мог отказаться дать ему в долг, принять заклад или, напротив, требовал срочного погашения прежнего долга. В любом случае, допустить хоть на секунду, что Ярли Пален и есть загадочный убийца, вторую неделю держащий в страхе весь город, я не могу ни при каком раскладе.

— Действительно, — хмыкнул Торн. — Поскольку изложенная версия не выдерживает ни малейшей критики, самое время огласить ваши идеи по поводу происходящего, дэн Карст. До сего момента вы ограничивались скупой констатацией фактов, а теперь хотелось бы услышать хоть какое-нибудь мало-мальски сносное объяснение.

— Мне и самому хотелось бы, — комендант явно не спешил выкладывать свое мнение, очевидно, пребывая в таком же тупике, как сам Элвир, или попросту не желая выглядеть идиотом, оглашая свои подозрения.

А жаль... Торну было бы намного проще, если бы Карст первым заговорил о всякой мистической дряни. Браво, дэн Карст: вы выскользнули из ловушки, предоставив запутаться тому, кто ее расставил. Видно, роль идиота сегодня все-таки уготована ему. Что ж, рано или поздно кто-то должен это сказать...

— Не приходила ли вам в голову мысль, что эти убийства — все же на смерть от естественных причин кончины несчастных походят слишком мало — могут иметь отношение к магии?

Высказанная вслух идея казалась еще более сомнительной и нелепой, чем во время обдумывания наедине с собой.

— Имейте в виду, это лишь одна из версий, явно не самая удачная, но в то же время имеющая право на существование.

Чего уж там... Можно не стараться сгладить впечатление, произведенное на Карста высказанной мыслью. Теперь комендант имеет полное право крутить пальцем у виска или бросать на собеседника озабоченно-сочувствующие взгляды. Хотя скорее взгляды эти будут торжествующими: «приспешник узурпатора свихнулся!» Вполне себе логичное умозаключение, только вот неверное.

Однако вместо предполагаемой реакции Карст просто ответил:

— Да это первое что приходит в голову, когда на них глядишь!

Элвир с облегчением выдохнул. По крайней мере, дураком или безумцем он не выглядит. Значит, дальше можно спокойно обсуждать вопрос по существу.

— Если мы допускаем наличие магии, логично искать магов. Этим и займемся за неимением лучших идей и вариантов. Итак, дэн Карст, как в Вельтане обстоят дела с разного рода волшебниками и колдунами? При дворе Ильдов состояли придворные маги?

— Чего не было, того не было, — комендант ответил на вопрос, но при упоминании Ильдов поглядел на Торна столь многозначительно, что тому, по идее, стоило устыдиться упоминания покойного монарха и его брата, которых он, как известно всему свету, самолично умертвил. — Прежний король, Лендер, крепко не жаловал всякое колдовство, и его сыновья то ли придерживались похожих убеждений, то ли просто по привычке не держали колдунов при дворе даже для украшения и престижа. Мне, знаете ли, резоны не докладывали.

— А до Лендера при королях были маги? — гнул свое протектор.

— А до Лендера при королях не было меня, — проворчал Карст. — Поэтому не могу знать, кто там был и кого не было...

Комендант Вельтаны и не думал прилагать усилия, чтоб соблюдать хоть видимость вежливости по отношению к дорвавшемуся до власти захватчику. И этим был, в принципе, симпатичен Элвиру. От пресмыкательства его уже тошнило, тем более что частенько за слащавыми улыбками таились призраки кинжалов и чаш с отравленным вином. Зато с мрачным и прямым Карстом можно было не беспокоиться о подобных вещах. Он честно ненавидел дайрийцев, но так же честно сотрудничал с ними, когда этого требовало благо столицы и ее жителей.



Литта Лински

Edited: 19.11.2017

Add to Library


Complain