На Грани. Книга первая

Font size: - +

Глава восьмая

Покинув Лотэссу Линсар и герцогиню, которая с каждой встречей раздражала его все больше, Элвир, не теряя времени, направился к Шафире Тарнийской. Про бывшую королеву все благополучно забыли. Ее не замечали, да и она, очевидно, старалась лишний раз не попадаться на глаза завоевателям. Зачем этой несчастной тихой женщине кольцо мужа, который практически открыто пренебрегал ею? Конечно, смерть человека зачастую заставляет его близких примириться со многими его недостатками и хранить о нем лишь светлую память. Неужели Шафира посмертно простила мужа? Возможно, тому поспособствовала трагическая кончина Йеланда?

А вдруг все совсем не так? Вдруг кольцо понадобилось Юлдари до Берра — тарнийскому королю, которому вздумалось предъявить претензии на трон своего бывшего зятя? Кто знает, что творится в головах правителей мелких государств? Почему бы для начала не завладеть ильдовской регалией? Вскорости можно объявить, что дочка беременна от последнего короля — Ильда. На самом деле это вряд ли так, хотя совершенно сбрасывать подобную возможность со счетов тоже нельзя. Но что помешает Юлдари объявить наследником Ильдов любого другого ребенка? Найти «отца» для будущего Ильда — дело нехитрое. Уговорить дочку поступиться честью тоже не так уж сложно, всем известно, что женщина она робкая и покорная, а ее батюшке, напротив, не занимать властности и родительского авторитета. Конечно, рождение ребенка по меньшей мере на месяц позже срока может вызвать вопросы, но и тут при желании можно выкрутиться. Вот и все! Юлдари до Берра получает в полное распоряжение внука-Ильда и повод оспорить владычество Малтэйра в Эларе. А как символично нацепить на крошечный пальчик ильдовский рубин! Хотя нет, на палец, пожалуй, не пойдет — свалится. Тогда можно повесить на шею малышу, а еще лучше — украсить кольцом собственную длань. Все равно же предъявлять претензии на эларский трон от лица малолетнего внука будет, естественно, король Юлдари. Конечно, кольцо во всех этих гипотетических планах — мелочь. Но мелочь очень досадная и символичная. А потому лучше забрать его у тарнийской принцессы и хранить в казне. Или вовсе уничтожить к вящей радости покойного Аритэра Дайрийского, призывавшего к беспощадному изничтожению Ильдов и всего, что с ними связано.

Бывшую королеву Элвир застал на месте. Вид у нее был какой-то напуганный и жалкий. Бледное лицо явно хранило следы слез. Глядя на женщину, походившую на затравленного зверька, Торн еще больше укрепился в своих подозрениях. Вполне возможно, отец настаивает на своем, а бедняжке, которой отведена роль мелкой фигурки на игральном диске, вся эта затея явно не по душе.

— Ваше высочество, — Элвир склонился в поклоне. Величать женщину, как прежде, «величеством» было бы неуместно и звучало бы издевкой. Обратиться к ней просто «эна Ильд» — по меньшей мере бестактно. Зато никто не отменял ее статус тарнийской принцессы.

— Эн э-э-э... Торн? — она явно смутилась, боясь назвать гостя чужим именем.

Что ж, ничего удивительного. Его знают в лицо и по имени лишь те, кто связан с ним по долгу службы или постоянно вертится при дворе. Шафира же с самого захвата столицы не покидала Нианон, но жила отшельницей. Она и с королем-то виделась всего раза два-три.

Мужчина улыбнулся, чтобы дать собеседнице понять, что она не ошиблась, и хоть немного ободрить и успокоить ее.

— Что вас привело ко мне? — спросила женщина, стараясь казаться исполненной достоинства и спокойной, однако это ей плохо удавалось.

— Ваше высочество, прошу простить мне непрошеный визит. Он вызван мелким недоразумением, которое, как я надеюсь, мгновенно разрешится к обоюдному согласию и удовлетворению. Цель моего посещения некоторым образом имеет отношение к энье Линсар...

После этих слов протектор окинул собеседницу внимательным взглядом. И не зря. Бывшая королева мгновенно поменялась в лице — сначала побелела еще сильнее, затем, напротив, залилась краской. Руки ее нервно мяли ткань темного платья, дыхание сделалось прерывистым, а сердце стучало так, что было слышно Торну, стоявшему к тарнийке отнюдь не вплотную.

— Энья Линсар? — женщина подалась вперед, буравя его почти безумным взглядом. — Что с ней?!

Ого, даже так! А не имеет ли бледная заплаканная бедняжка отношения к покушению на королевскую невесту?

— А что с ней могло случиться? — вопросом на вопрос ответил Элвир. Голос его звучал холодно и подозрительно.

Под пронзительным взглядом серых глаз Шафира до Берра молчала.

— Где кольцо? — Торн решил отбросить ненужную вежливость и перешел к более суровой манере допроса.

— Какое кольцо? — было видно, что каждое слово дается тарнийке с трудом и врать она совсем не умеет.

— Вы знаете, какое, — протектор бросал слова отрывисто и жестко.

— У меня его нет! — истерично взвизгнула женщина.

— А где оно?

— Я не знаю. Не знаю! Не знаю, слышите вы! — теперь она кричала ему в лицо. — И знать не хочу! У меня его нет!

— А у кого есть? — он не станет поддаваться жалости, пусть хоть визжит, хоть заходится в рыданиях.

— Я... я не могу сказать, — бывшая королева была смертельно бледна и, похоже, полна решимости унести свою (или, скорее, чужую) тайну в могилу.



Литта Лински

Edited: 19.11.2017

Add to Library


Complain