На Грани. Книга первая

Font size: - +

Глава девятая

Нармин скучала и грустила. А что ей еще оставалось делать? Письма от владычицы все было, а значит, не было предлога для нового визита к королю. Да и, представься ей возможность вновь увидеть его величество, как ей смотреть ему в глаза? Валтор презирает ее после разговора о Лотэссе. Лучше бы пресветлая Лавинтия отозвала ее из столицы обратно в Храм. Ведь что ей здесь делать дальше? Верой король не интересуется, о ее участии в коронации больше не заикался. До чего же все безрадостно.

За этими невеселыми мыслями жрицу застало очередное приглашение от короля. Однако на этот раз Нармин не знала, радоваться ей или тревожиться. Кто знает, может быть, его величество вызывает ее лишь за тем, чтобы отослать. Нармин уже забыла, что только что сама мечтала вернуться в Храм, и теперь ужасно боялась такого поворота событий. Девушка сразу же бросилась к зеркалу, осмотрела себя очень придирчиво, но в целом осталась довольна внешним видом.

У короля ее ждало разочарование: он был не один. В комнате находился еще один мужчина, тоже молодой и красивый, но с Валтором ему не сравниться. Нармин смутно припоминала, что видела этого человека на королевских приемах. Кажется, это кто-то из ближайших сподвижников его величества.

— Добрый вечер, Нармин, — король приветливо улыбнулся, и у девушки на сердце потеплело. — Позвольте представить вам верховного протектора Элара и моего лучшего друга, эна Элвира Торна.

— Добрый вечер, ваше величество, — жрица присела в реверансе. — Эн Торн, — еще один реверанс в сторону протектора.

Тут девушка бросила взгляд на руки короля и чуть не вскрикнула. Левая рука была полностью скрыта повязкой, а на правой было заметно множество порезов и царапин. И даже широкие манжеты рубашки, очевидно, призванные скрывать это обстоятельство, не стали преградой для внимательного взгляда влюбленной женщины, от которого не ускользнет никакая тревожная деталь. Но позволено ли ей завести об этом речь? Имеет ли она право узнать, где и как ее обожаемый король получил эти раны? Уж не дело ли это рук исполненной безумной ненависти Лотэссы Линсар? Нет, вряд ли Валтор позволил бы одержимой девице полосовать себе руки. Одна-две царапины, пусть даже глубоких, еще куда не шло, но не столько же! Нармин с трудом удерживалась от того, чтобы задать мучивший ее вопрос, но все же сочла за лучшее пока промолчать.

— Прежде всего, позвольте принести свои извинения, — начал Валтор. — Наш последний разговор... окончился не совсем так, как хотелось бы.

Он еще извиняется! Да одно то, что он не презирает ее, окрыляло Нармин. Молодая жрица, так легко переходившая от надежды к отчаянию и обратно, вновь вознеслась вверх на качелях своих безумных грез. Король позвал ее, чтобы попросить прощения. Жаль, конечно, что он зачем-то притащил своего приближенного, но даже присутствие протектора не могло нарушать радость, внезапно захлестнувшую Нармин. Конечно, девушка понимала, что надо бы что-то ответить королю, но стояла, не находя слов и глядя во все глаза на предмет своего обожания, осознавая, что выглядит дурочкой. Тот между тем продолжал:

— Простите мою резкость, Нармин. Поразмыслив, я пришел к выводу, что вы желали мне добра и вами руководило лишь желание помочь. Ведь так?

— Безусловно, ваше величество, — девушка наконец снова обрела дар речи. — Я счастлива, что вы это поняли.

Ох, все-таки нехорошо, что подробности того злополучного разговора обсуждаются ими не наедине, а в присутствии этого Торна. Может, у Валтора и нет секретов от своего сподвижника и друга, но ей — Нармин — крайне неловко.

— Правильно ли я понял, что вы не испытываете недобрых чувств по отношению к моей невесте, энье Лотэссе Линсар? — в словах короля слышалось одновременно утверждение и вопрос.

— Да, ваше величество, — Нармин опустила глаза. — Я лишь хотела помочь ей, как и вам.

Хорошо бы не переборщить с поддакиванием и напускной скромностью. Впрочем, девушке казалось, что она дает именно те ответы, которых от нее ждут.

— Что ж, — Валтор выглядел удовлетворенным, — мне действительно требуется ваша помощь, Нармин, правда, несколько иного рода.

— Я готова сделать все, что в моих силах! — рвение в голосе жрицы свидетельствовало об искренности.

— Благодарю, — король кивнул. — Но для начала нужно прояснить некоторые моменты. Мы с эном Элвиром зададим вам ряд вопросов, они могут показаться довольно странными...

— Задавайте! — она была исполнена решимости ответить на любые вопросы и лишь молила Маритэ, чтобы ей хватило знаний и осведомленности для этого.

— Скажите, Нармин, — в разговор вступил доселе молчавший протектор. — Допускает ли ваша религия существование магии и чудовищ?

Жрица кивнула и пояснила:

— То, что вы зовете магией, мы воспринимаем как дар Маритэ, — девушка почувствовала, как в ней просыпается владычица Лавинтия. — Безусловно, богиня, даже покинувшая обитаемый мир много столетий назад, способна по своей воле нарушать законы бытия, ею же самой и созданные. Она вольна сотворить то, что люди зовут чудесами, или наделить особыми дарами и способностями своих служительниц...



Литта Лински

Edited: 19.11.2017

Add to Library


Complain