На Грани. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 16

«Энлил, мне нужно поговорить с вами».

Сейчас свиток находился у женщины по причине чрезвычайной занятости протектора, ставшего свидетелем очередного безумного убийства. Торн с дэном Итоном работали над организацией рейда в Ночную часть. Понятное дело, что им не до переписки, пусть и с самим королем. Но король-то как раз хочет поговорить с нею.

«Да, ваше величество. Что у вас нового? Как прошел тот странный обряд?»

Энлил решила не мучить короля вельтанскими новостями, по крайней мере, в начале переписки.

«Энлил, вы говорили, что не верите в богинь, — вместо ответа написал Валтор. — Вы уверены в том, что Маритэ, ее сестры и Хранители — всего лишь выдумка?»

«Мы никогда и ни в чем не можем быть уверены до конца. А уж в свете последних событий я готова допустить все, что угодно».

Интересно, к чему он спрашивает? Неужели длительное пребывание в Храме и треснувший камешек в венце, напяленном на Лотэссу, смогли поколебать неверие владыки Элара? Или...

«Обряд состоялся, так ведь? Значит, богиня все же снизошла к энье Лотэссе? В этом причина вашего вопроса?»

«Вы правы. Обряд состоялся. Маритэ не снизошла до личной встречи, но явилась Лотэссе во сне, потребовав ни много ни мало — спасти мир. Владычица Храма, разумеется, отнеслась ко всему этому с чрезвычайной серьезностью. Но стоит ли доверять снам, пусть и очень похожим на реальность?»

Колдунья задумалась. Тени говорили, что Лотэсса Линсар — единственная, кому дано изменить судьбу мира. Но даже и после этого не могла Энлил поверить, что дело сведется к древним богам, существование которых ею не столько отвергалось, сколько было безразлично. А теперь выходит, что Маритэ требует от девочки того, что вроде как и является ее предназначением. Все становится на свои места, мозаика складывается, но до чего же странно. Однако король ждет ответа.

«Я, право, не знаю, что сказать на это. До сего момента все эти древние боги казались мне не более чем легендами. Но то, что судьба Лотэссы Линсар связана с судьбой Анборейи, — это я знаю четко. И если уж на вашу невесту возложено такое бремя, то так ли важно, по чьей просьбе или требованию она выполнит свое предназначение? С учетом всего, что происходит в последнее время, я готова признать существование не только Маритэ, но и Изгоя, которого доэйцы так любят поминать. Но чего хочет богиня от эньи Лотэссы?»

«Совершенного безумия! Маритэ, явившись во сне, потребовала, чтобы Лотэсса отыскала ее на Граайе. Туда же невозможно попасть!»

«Это не совсем так, — Энлил не была уверена, что вправе раскрывать одну из священных тайн, связывающих братство сильнейших магов Шургата, но молчание в сложившейся ситуации ей представлялось еще большей ошибкой. — Путь до Граайи тяжел, и немногим под силу пройти его, и все же он есть».

«Вы уверены?»

«О да! Ведь я сама прошла когда-то по этой дороге. И, вопреки всеобщему убеждению, вернулась, — ну, вот она и сказала это. И ничего страшного не последовало. Значит, она все сделала правильно? — Путь до Граайи начинается на острове Ай-Халла, и по нему прошли все, кто желал обрести истинное могущество. Конечно, желающих всегда больше, чем способных получить желаемое. Не один маг погиб, пытаясь попасть на Граайю. А некоторые, попав, не пожелали вернуться. И все же добраться до Граайи возможно. И раз уж сама Маритэ пригласила Лотэссу туда, думаю, она будет хранить вашу невесту на протяжении столь трудного пути».

«Вы не перестаете удивлять меня, Энлил. Интересно, как много еще тайн вы храните. Остается надеяться, что их раскрытие не обойдется вам слишком дорого. Значит, вы всерьез полагаете, что Лотэсса должна отправиться на Граайю? Признаюсь, я рассчитывал услышать обратное. Разве это не безумие?»

«Разве не безумие все, что происходит вокруг? — спросила в ответ женщина. — Тени ведь сказали, что с дома забытых владык начнется дорога к спасению. Начнется, но далеко не закончится. Я склонна думать, что Лотэсса должна покинуть Храм. Впрочем, если желаете, я снова спрошу тени».

«Не стоит, — к удивлению Энлил, ответил король. — Нет никаких оснований доверять теням больше, чем Маритэ. Все они — непостижимые создания, правдивость которых невозможно проверить. Меньше всего на свете я хочу, чтобы Лотэсса уходила из Храма, где, несмотря на глупости верховной жрицы, находится в безопасности. Но если это неизбежно... Вы ведь понимаете, что я не смогу отпустить ее одну?»

Конечно, не сможешь, вздохнула про себя Энлил. Ты же ее хранитель. Да уж, теперь королю предстоит решение более сложное, чем несколько недель назад. Впрочем, у него нет выбора. Теперь уже точно нет.

«Понимаю. И, если вспомните, тени сразу сказали, что вернетесь вы не скоро. Ваша дорога — рядом с Лотэссой Линсар. А здесь... Здесь мы уж сами как-нибудь попытается справиться».

«Что творится в городе?» — король задал самый неприятный вопрос, которого Энлил опасалась с начала переписки.

Как можно сдержанней, без лишних подробностей, но и не утаивая ничего важного, женщина поведала о ситуации. Надо же, столько лет была далека от политики, а теперь лично рапортует монарху о состоянии дел в столице. Впрочем, когда заняты все, включая даже Альву, переложить эту неприятную обязанность не на кого. Рассказывая, Энлил искренне жалела короля, понимая, каково тому осознавать, что в столь сложное время он далеко и не в силах ни на что повлиять. Но если уж человек волею судьбы или по собственному решению становится хранителем, то ничто не сможет заставить его пренебречь этим долгом. Однако это не значит, что все, от чего он отказался, не будет мучить его. Сейчас она может лишь поддержать короля в его непростом выборе да взять на себя сложный разговор с Торном. Хотя у последнего сейчас тоже хлопот и поводов для переживаний более чем достаточно.



Литта Лински

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться