На Грани. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 30

Когда время вокруг то ли остановилось, то ли течет по каким-то своим никому не ведомым законам, крайне сложно понять, как долго длится тот или иной период. Лотэсса не представляла, сколько дней они с королем провели на проклятой Тропе безумных ветров. Иногда казалось, что несколько часов, а порой, что много месяцев. Путники довольно скоро поняли, что состояние усталости и сонной одури в этом месте — явление постоянное. Стоило несчастной жертве закрыть глаза, как хозяева этого жуткого места обретали над ней полную власть. Когда Тэсс, положившись на противоядие, вновь решилась погрузиться в сон, безумные ветра появились еще раньше, чем в прошлый раз, очевидно, сочтя, что теперь можно не таиться. Только теперь, в отличие от прошлого раза, девушка знала, что находится во власти наваждения. Стоило ей лишь крикнуть, как Дайриец порезал руку, на этот раз свою, и кровь мгновенно разогнала призрачных чудовищ. Когда же усталость свалила короля, Тэсса сделала для него то же самое. Резанула тонким лезвием кинжала по своей руке и увидела, как реальность словно дрожит и плавится, впрочем, длилось это лишь до того момента, как Валтор открыл глаза.

— Вам не стоило ранить себя, Лотэсса, — с укоризной сказал он. — Моя кровь этих тварей вполне устраивает. Надо было порезать руку мне.

— Вы и так довольно резали руки из-за меня, — возразила девушка, бросив невольный взгляд на левую ладонь короля, покрытую тонкой сеточкой шрамов.

— Ерунда, — вздохнул Дайриец, поднимаясь. — Впрочем, не вижу дальнейшего смысла в попытках заснуть. Отдохнуть все равно не удается, поскольку почти сразу нужно возвращаться в реальность, если в этом месте хоть что-то является реальностью. С другой стороны, как я понял, смерть от усталости нам здесь не грозит. Просто нужно привыкнуть к этому неприятному ощущению и вечному желанию спать. Сможете?

— Попробую.

Какие-то отрезки пути они проходили без приключений, но и различные ловушки встречались довольно часто. Поскольку основное правило заключалось в невозможности сходить с тропы, приходилось соваться во все пугающие места: в темный тоннель, внезапно возникшей на пути пещеры, в ледяную воду, идти по грудам полуразложившихся трупов. Тэссу мутило при воспоминаниях об этом, хотя король нес ее на руках, а лицом она уткнулась в его рубашку, раз уж здесь невозможно было закрыть глаза. Сколько бы девушка ни убеждала себя в том, что тела — плод злого колдовства, а то и вовсе наваждение, в глубине души она испытывала почти уверенность, что это те незадачливые колдуны, что не смогли пересечь тропу. И что, возможно, им с Валтором предстоит закончить свой путь так же.

Возможно, у магов имелась масса способов обойти ловушки или вовсе уничтожить их, но ни Валтор, ни Лотэсса магами не являлись, а хваленый дар Маритэ, как и предполагал Ашейли, здесь оказался совершенно бесполезен. Разве что пригодился, чтобы залечить порезы на руках себе и спутнику. Но даже эта малость поражала Тэсс, так и не привыкшую к обладанию хоть какими-то чарами. Однако при прохождении препятствий, встречавшихся на тропе, дар богини не помогал совсем.

Очередной подарок безумных ветров, по мнению Тэссы, затмил все предыдущие препятствия, включая свалку мертвых тел. Дорогу пересекал ров или овраг, до краев переполненный кишащими змеями или тварями, их напоминающими. Мерзкие создания были прозрачны, что, к сожалению, вовсе не означало их призрачности или бестелесности. Прозрачны в том смысле, что сквозь тонкую, как стекло, кожу просвечивали внутренности. Омерзительные существа находились в бесконечном движении — извивались, переползали друг через друга, свивались в кольца. От одного взгляда на них Тэсс передергивало. А когда одна из змей распахнула пасть и сомкнула ее на голове соседней твари, Лотэсса ощутили приступ дурноты. Они еще и пожирают друг друга.

По каким-то непонятным причинам ни одна гадина не выползала за пределы рва, который, может, и был не рвом вовсе, а глубоченной ямой.

— Интересно, насколько там глубоко? — король словно прочел ее мысли.

— Наверное, не очень, — девушка старалась убедить не столько спутника, сколько себя. — Ведь тогда получается, что змеи, лежащие на дне, погребены под телами своих отвратительных сородичей. Им бы не хватило воздуха, да и просто раздавило бы подобной массой. Хотя у них, кажется, нет костей? — она с сомнением глянула на Дайрийца.

Обширными познаниями в области живой природы Лотэсса явно не могла похвастать, впрочем, здесь они, похоже, были без надобности.

— Ход ваших рассуждений довольно логичен, если скинуть со счетов тот факт, что природа этих тварей — магическая. А потому возможно все что угодно.

— Послушайте, — Тэсс в голову пришла мысль, внушившая надежду. — Если в огромных слизняках есть магия этого места, возможно, они боятся крови?

— Сейчас проверим, — и он тут же полоснул клинком по руке, а затем выставил ее так, чтобы несколько капель упали в овраг, заполненный мерзкими созданиями.

Не успели капли коснуться тела белесой змеи, как началось сущее безумие. На помеченную кровью тварь бросились все соседние, яростно выгрызая куски плоти. Еще ужаснее было то, что сама жертва изогнулась и норовила укусить себя за место, куда капнула кровь. В считанные мгновения гады разорвали «окровавленную» змею на куски, а затем, словно разогнувшиеся пружины, стали устремлять тела вверх, пытаясь добраться до пораненной руки короля — источника крови, которая, судя по всему, пришлась им очень даже по вкусу.



Литта Лински

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться