На Грани. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 2

Уивинорэ предавался созерцанию, когда кольцо смотрителя дало о себе знать. Перстень, украшенный крошечным кораблем из драгоценных камней, нагрелся и окутался свечением. Ну неужели! Еще один жаждущий вырваться за пределы скромных человеческих возможностей сумел обойти все ловушки и капканы на пути к знанию и силе. И пусть сила, приобретаемая людьми, — лишь тень подлинного могущества, но и она манит, заставляя рисковать самым дорогим — жизнью. Что ж, их можно понять. Впрочем, Уивинорэ было наплевать на мотивы, заставляющие шургатцев пересекать Темное море. Люди для совершенных — лишь забавные игрушки.

Что ж, самое время взглянуть, кто на этот раз хоть на время развеет скуку тегнари. Уивинорэ всмотрелся в перстень, продолжающий мерцать. Теплое золотистое свечение, оставаясь в своих пределах и в то же время разрастаясь, постепенно окутало все пространство вокруг. Крошечный драгоценный кораблик, где каждый парус имел свой собственный цвет, был вырезан ювелиром настолько точно, что можно было увидеть каждую мельчайшую деталь. Чем дольше смотришь, тем реальнее становился корабль. Через какое-то время он заполнил собою все пространство, а совершенный почувствовал себя ветром, кружащим над темной водой, легко и весело петляющим среди мачт, ощущающим всем своим бесплотным существом соленые брызги. Уивинорэ очень любил становиться ветром. Он, конечно, мог позволить себе это и без кольца смотрителя, но в других случаях это было бы пустой забавой, слишком явным подтверждением того, что он точно так же страдает от скуки, как и большинство тегнари. А Уивинорэ нравилось думать, что он чем-то выше собратьев. Пусть те, кто не знает, как выразить себя, меняют безумные развлечения и удовольствия одно за другим, у него же есть цель, более достойная приложения усилий. И, кстати, людям в планах Уивинорэ отводилось далеко не последнее место. Жаль, что обучение магии гостей с Шургата — привилегия других. Но зато он встречает их и знакомит с удивительным для простых смертных миром тегнари. Кто же на этот раз? Последний раз взвившись к облакам, а затем стрелой ринувшись вниз, ветер-Уивинорэ покружил между парусами и устремился к берегу, чтобы узреть наконец счастливчика.

И кто же это? Что? Двое?! Такого никогда не бывало. Шургатские колдуны, ищущие тайных знаний, всегда в одиночку проходили Тропой испытаний. Мужчина и женщина. Красивые какие! Люди редко обладают подобным внешним совершенством. А люди ли перед ним? С этим еще предстоит разобраться. А пока... Уивинорэ свил кольцо вокруг двух измученных и растерянных путников и перенес их на корабль. По меркам обычного человека это происходило настолько быстро, что он просто внезапно обнаруживал себя на палубе. Всегда было интересно наблюдать, как поведет себя гость, мгновенно перенесясь с берега на корабль. Многие терялись, пугались и тут же начинали строить магическую защиту. Кто-то реагировал, будто так и должно быть. К таким Уивинорэ относился с большим уважением, ибо они изначально отдавали себе отчет, сколь велико могущество совершенных, и не удивлялись его проявлениям. Эти двое, похоже, были из таких. Они не стали изумляться или пугаться, не попробовали защититься от проявлений неведомой силы. Вместо этого мужчина и девушка просто опустились на палубу и почти мгновенно заснули. Настал черед совершенного удивляться происходящему. Тропа испытаний, конечно, изматывает, но чтоб вот так, достигнув заветной цели, оказавшись на борту легендарного граайского корабля, равнодушно и беззаботно завалиться спать — такого прежде не случалось. Странные эти двое. Но тем они интереснее. Любоваться на спящих было не больно-то занимательно, и Уивинорэ решил временно оставить гостей без присмотра, чтобы вернуться позже.

Спустя какое-то время совершенный вернулся. Солнце утонуло в водах успокоившегося моря до следующего рассвета. Странная пара пробудилась ото сна, и теперь оба стояли на палубе и что-то обсуждали. Мужчина выглядел мрачным и решительным, девушка — удивленной и растерянной. Интересно послушать, о чем они говорят. Подслушав, можно узнать о них больше, да и просто любопытно. Раньше Уивинорэ не представлялось подобного развлечения, потому что маги с Шургата всегда оказывались на корабле в одиночестве. Встречались изредка любители поговорить сами с собой, но, как правило, подобные беседы оказывались не слишком занимательными. Зато теперь, скорее всего, будет интереснее. Ветер, временно ставший сущностью совершенного, спустился ниже, игриво коснулся щеки красавицы, бросил темную прядь ей на лоб.

— Вы любите меня?! — удивленно пробормотала девушка, а Уивинорэ про себя порадовался, что ему довелось стать свидетелем разговора на одну из самых занимательных тем.

— Люблю, — кивнул мужчина. — По-хорошему, вам не следовало об этом знать, как и о моем договоре с Энлил. Увы, я не смог удержать ни одной, ни другой тайны.

— Но как вы можете любить меня, если я вас ненавижу?

Уивинорэ счел прямодушие этого прелестного создания безрассудным, но очаровательным.

— Вам уже давно надоело ненавидеть меня, Лотэсса, — возразил ее собеседник. — Вы считаете, что это правильно, что ненавидеть меня — ваш прямой долг и лучший способ почтить память брата и всех погибших. И все равно, в последнее время у вас не очень-то получается. Или я неправ?

— Правы, — тихо ответила девушка после некоторого молчания. — Я больше не могу ненавидеть вас и, кажется, теперь ненавижу за это себя.

Как занимательно. Не зря все-таки тегнари завидуют людям в некоторых вещах, в частности, их возможности переживать столь сильные, противоречивые и интересные чувства. Ограниченность людских возможностей делает их жизнь ярче и насыщенней. Будь этот мужчина совершенным, чего стоило бы ему подчинить чувства избранницы своей воле! Кстати, о магии. В какой-то мере ею должны обладать оба, иначе как бы они прошли Тропу испытаний? Однако проверить магические способности гостей Уивинорэ пока не мог, сущность ветра, придавая необычные свойства, в то же время ограничивала большинство способностей совершенного. Но даже просто глядя на них и слушая разговор, тегнари понимал, что эта странная парочка — не с Шургата, по крайней мере, родились они не там. Как ветер, понимающий любую речь, Уивинорэ легко проникал в суть беседы, но в то же время не был в состоянии определить язык, на котором общаются странные гости корабля. Ладно, пусть пока болтают о своей любви-ненависти. Даже просто послушать подобные объяснения уже интересно. Детали их прошлого и личностей он выяснит позже, когда эти двое ступят на берега Моирры1.



Литта Лински

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться