На Грани. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 20

Как такое вообще возможно?! Итон в который раз с силой потер пальцами виски, словно это могло избавить от не унимавшейся головной боли.

Куда же все-таки демоны затащили эту девочку? Как-то странно она пропала. То есть странен сам факт, что Лотэсса Линсар, чья жизнь протекает на глазах у множества людей, вообще могла куда-то исчезнуть. Но чем дольше комендант расследовал это дело, тем больше у него складывалось впечатление, что дочка герцога Линсара буквально растворилась в воздухе. Теперь, когда доподлинно известно, что она не посещала никого из своих знакомых и не покидала город ни через одни ворота, поиски практически зашли в тупик. Конечно, девушку могли похитить и прятать где-нибудь, держа взаперти. Могли и тайно вывезти из города в закрытой карете или повозке. Подобные версии нельзя сбрасывать со счетов. Но как быть с совсем уж необъяснимыми странностями вроде того, что все платья и теплая одежда Лотэссы висели на своих местах? Могли, конечно, и из кровати выкрасть в ночной сорочке, но в комнате девушки ни малейших следов чужого присутствия. Кровать заправлена, как всегда. Это подтвердила служанка, застилающая постели. Она каким-то особым своим способом заправляет простыни под матрасы и драпирует складки на покрывалах. Служанка клялась, что к постели Лотэссы не прикасался никто чужой. Проникновение постороннего в Вэйлтайн — замок Линсаров — вообще крайне сомнительно. Замок полон людей, кроме того, он охраняется. Опять же, можно предположить, что в похищении девочки участвовал кто-то из слуг, но вся прислуга была тщательнейшим образом допрошена, кроме того, выяснилось, что никто из многочисленных слуг Линсаров не исчез из замка. Для того, чтобы участвовать в похищении дочки герцога, а потом остаться в замке, нужно обладать изрядной смелостью.

Итон терялся в догадках, каждая из которых опровергалась теми или иными фактами. И все же на настоящий момент комендант был почти уверен, что девушка покинула родительский дом не по собственной воле. Если исходить из того, что Лотэссу Линсар похитили, то дальше можно предположить три наиболее вероятных пути развития событий. Самый ужасный — убийство. Но допустить, пусть даже мысленно, что девушка мертва, Карст просто не мог. Этот вариант он обдумает в самом крайнем случае. Наиболее вероятный мотив — похищение с целью выкупа. Линсары — не только одна из самых знатных семей Элара, они еще и невероятно богаты. Возможно, на данный момент даже богаче Ильдов. Ведь, в отличие от королевской казны, состояние Линсаров не растаскивают жадные стервятники. Потребовать выкуп за Лотэссу Линсар — неслыханная дерзость, но отчаянных людей, способных на любое безумство ради денег, в мире всегда хватало. Еще одна возможность заключалась в том, что красавицу Лотэссу похитил какой-нибудь отчаявшийся влюбленный. Кроме безумной любви, мерзавцем могла двигать и жажда наживы — не меньшая, чем в случае с выкупом. Если принудить девушку к браку, можно в качестве зятя герцога Линсара отхватить состояние, явно превышающее самую смелую сумму, которую можно потребовать в качестве платы за ее возвращение. Правда, в этом случае отец и брат Лотэссы сделают все, чтобы как можно скорее увидеть свою девочку вдовой. А если учесть, что энья Линсар — невеста его высочества, то самозваному мужу грозит не счастливая жизнь в богатстве с красавицей женой, а публичная казнь. Впрочем, казнь в любом случае светит похитителю, кем бы он ни был и какими бы мотивами ни руководствовался. Огласив факт брака или потребовав денег, негодяи подпишут себе приговор. При таком раскладе выигрывает лишь влюбленный, который жаждет завладеть предметом любви, не покушаясь на богатства ее семьи. Он может увезти Лотэссу в любой город, провинцию или даже в другое государство. Допуская подобное развитие событий, Итон разослал своих людей по всем основным дорогам с целью обыскивать гостиницы, постоялые дворы и расспрашивать людей обо всех путниках, вызвавших интерес или подозрения. Тем же занялись по собственной инициативе Эдан Линсар и братья Таскиллы. Младший Таскилл оказался смышленым пареньком, подкинул Итону несколько дельных мыслей. Со временем из него мог бы выйти толк. Именно из таких вырастают умные и порядочные государственные чиновники. Но даже сегодня король проявил бы большую дальновидность, приблизив к себе этого мальчика и руководствуясь его советами, чем позволяя управлять собой троице дураков и негодяев. Вспомнив о короле, Итон обреченно вздохнул. Нужно ехать во дворец к принцу с отчетом о том, как продвигаются поиски его избранницы. А если они никак не продвигаются? О чем докладывать Нейри Ильду? Высказать предположения, что его невеста либо мертва, либо стала женой другого? Чем так, лучше сразу положить на стол прошение об отставке. И голова еще как назло раскалывается...

Во дворец Карст прибыл в самом дурном расположении духа, какое только можно вообразить. Поскольку в последние два дня он наведывался к принцу по нескольку раз, то и в этот раз решил явиться без лишних докладов и церемоний. Пусть комендант и ненавидел коридоры Нианона, но вполне мог перемещаться по ним без сопровождающего. Добравшись до покоев его высочества, Итон, к своей досаде, обнаружил, что принц не один. А судя по голосам, доносящимся из соседней комнаты, в гостях у него не кто-нибудь, а сам король.

— Послушай, Йеланд, — голос принадлежал младшему Ильду. — Ведь разговоры о войне с Дайрией не на пустом месте возникли. Разве сам по себе разрыв отношений не был предупреждением?

— Ты не хуже меня знаешь, что Дайрия разорвала отношения, воспользовавшись совершенно надуманным поводом. Какое дело дайрийскому королю до наших отношений с Кудором1? Если кьярский герцог решил, что Кьярэ присоединится к Элару, а большая часть Кудорских островов и так наша, не логично ли, чтоб Элару принадлежал весь архипелаг? В любом случае, этот вопрос касался лишь трех стран: Элара, Кудора и Кьярэ. Какое право Дайрия имела вмешиваться с наглым требованием «оставить притязания на территорию Кудора»? Что мне оставалось, кроме как ответить самым жестким отказом?



Литта Лински

Отредактировано: 22.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться