На излом

Размер шрифта: - +

Вольные степи. 1

Я глубоко вздохнула, закрывая глаза. Фарасол. Чертовски вычурное имя под стать знатной фамилии. Минутное очарование прошло, теперь, когда смерть не горела рядом белым шаром, возвращался привычный уклад мыслей.

«Я рада».

Я не рада, я уже давно не хотела видеть его живым, ещё чуть-чуть – и мне станет действительно стыдно за то, что я сморозила минуту назад. Какие идиотизмы только не говорят перед смертью... А впрочем, было ведь время, когда я действительно мечтала его увидеть. Чуть ли не каждый день, перед сном, представляла, а что бы я с ним сделала, попади он в мои руки. Такой аналог вечерней молитвы. Все эти фантазии успокаивали, помогали выпустить пар. Но за последние пару лет они уже порядком подзабылись.

Сол застонал, хотя никаких ран на нём видно не было.

Я огляделась вокруг. Трава доставала мне до груди, кое-где – до макушки, так что всё, что я видела – это пожухло-зелёная стена. Сзади снова раздалось ржание лошади. Может, тут их целые табуны, диких, необъезженных. Интересно, смогла бы я подчинить себе одну из них?

Я обернулась.

И тут же ломанулась в траву, надеясь, что она поможет спрятаться. Тонкие листья секли по лицу и рукам, так что уже через пару метров я сбавила темп, а скоро и остановилась. Закрыла глаза, силясь во всех подробностях вспомнить то, что увидела секунду назад.

Да, лошади там были. Штук пять, не больше, с сёдлами на спинах и сумками по боках. Рядом с ними – люди. Кажется, часть из них была связана между собой.

Я аккуратно привстала, раздвигая траву руками. Да, так и есть. Человек десять в каких-то лохмотьях, со связанными руками, покорно строились в две колонны за парой коней. Ими руководил высокий, на голову превосходящий всех остальных мужчина с командирскими замашками. Рядом темнокожий парень пил воду из огромного бурдюка. Ещё трое о чём-то переговаривались. И всё это – в десятке метров от меня.

– Господи… – самым страдальческим голосом раздалось сзади.

Поправочка: в десятке метров от нас.

Я повернулась к Солу. Сейчас казалось странным, что я не узнала его сразу. Те же русые волосы – пусть и короткие, а не длинные. Молочно-белая кожа с едва заметными веснушками – в детстве они были намного ярче. Прямой нос, широкие плечи, до зависти длинные ресницы.

Около его руки валялся мой кинжал.

Я рванулась вперёд, подобрала его – покрытая кожей рукоять чуть не обожгла ладонь – и застыла в нерешительности.

По идее, его стоило убить, как врага Ордена. Пусть он ещё и не стал темпларом, но серые одежды послушника явно намекали на его желание это сделать. Плюс, будем честными, мне была приятна мысль о том, как его кровь заструится по моим ладоням. Помнится, один из наставников как-то читал лекцию о том, что месть – это неверный путь. Мол, если ты мстишь – значит, признаёшь, что тебе сделали больно. Признаёшь наличие слабостей. У крутого некроманта слабостей быть не должно – так что не мстите, дети, а если и мстите, то заворачивайте месть в серьёзное стороннее обоснование. На моей памяти в Ордене было очень немного людей, согласных с ним в этом вопросе. Я в их число не входила. Помимо того, что месть – это удовольствие, она ещё и неплохое орудие для устрашения.

Так что же меня останавливало?

Сол с очередным тихим открыл глаза.

Итак, причина первая, обоснованная: он наверняка знал, где мы и каким образом здесь оказались. Я не имела об этом ни малейшего понятия. Причина вторая, личная: я не желала ему смерти. Я желала ему боли. Притом не только физической, но и моральной. В идеале – чего-то, что смогло сломать бы его на всю оставшуюся жизнь. И в таком случае я бы искренне пожелала ему сотен и тысяч наполненных горем дней. Но мечты – мечтами, а прямо здесь и сейчас меня бы устроила и быстрая, как можно более бесшумная смерть.

Сол смотрел мне в лицо, будто и не замечая кинжала. Может, он и вправду ещё не опускал на него взгляда.

– Что ты сделал? И где мы находимся?

– Я… Я могу объяснить. Правда, что это за место, я не знаю, но как мы сюда попали, догадываюсь, – голос, непривычно низкий, звучал с какой-то нездоровой хрипотцой. Сол сделал паузу и прикрыл глаза, собираясь то ли с силами, то ли с мыслями, чтобы продолжить говорить.

Сзади раздался хруст ломающейся травы и человеческие голоса. Кто-то шёл прямо сюда.

Те пятеро, определённо, занимаются доставкой одних людей другим людям. Вопрос был один – почему. Они ловят преступников? Охотятся за головами? Если мы оказались достаточно далеко от империй, то они могли быть даже работорговцами.

Но как бы далеко от дома я ни оказалась, о некромантах знают везде. И дурная слава, суеверная боязнь зачастую служили щитом. Нас боялись трогать. Боялись той самой мести, которую пытался отрицать старый наставник. Бежать мне здесь некуда, в этой траве и следопытом быть не надо, чтобы понять, где прошёл человек. Значит, оставалось одно – выйти навстречу.

– Посмотрим-посмотрим. Говорю же: кто-то упал прямо из воздуха в эту чёртову траву. Вроде двое. Посмотрю я на твоё лицо, когда сам их увидишь.

Слова звучали с каким-то грубоватым акцентом, но вполне разборчиво.

Раздвигая траву руками, я с гордо поднятой головой пошла вперёд. Отпугну их, спрошу, где ближайшее святилище Ордена и как туда добраться. Может, даже удастся достать немного воды и пропитания. Тот, кто нас заметил, не был уверен в том, что видел двоих – отлично. «Сбежала с поля боя вместе с темпларом» – звучит, как повод для казни. «Неведомо как выбралась из безысходной ситуации и вернулась в Орден при первой возможности» – уже лучше. Знать бы ещё, как объяснить магистрам своё спасение. Они наверняка этим заинтересуются.



Instlar

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: