На кончиках твоих пальцев

Размер шрифта: - +

18

После того, как я решилась продолжать занятия у Люды Цахер и принялась усердно готовиться к конкурсу, пары в университете стали казаться еще большей пыткой, чем раньше. Даже несмотря на то, что меня постоянно подбадривали необычайно восторженная в последнее время Уля, у которой стремительно приближался день рождения, все такой же молчаливый, но постоянно оказывающийся рядом Северский, не знаю уж, почему решивший, что неизменное присутствие Ромашко, скрасит мои серые будни. Последний, на пару с Королевым, теперь каждый день обедавшие вместе с нами в большой перерыв, то и дело хохмили и на самом деле умудрялись отвлекать меня от тяжелых мыслей и скрашивали день, до того момента, пока я не возвращалась домой, где неусыпно следящие за мной родители пытались выяснить причину моей вечной занятости и отсутствия дома. Они достаточно ровно отнеслись к вновь замелькавшему в нашей квартире Оливье и даже подозрительно часто стали намекать на то, что мы с ним составим отличную пару, стоит только получше приглядеться друг к другу. Это вызывало у меня лишь желание убежать как можно быстрее и появляться дома как можно реже. Миша тоже все время где-то пропадал, и это избавляло меня от необходимости еще и ему объяснять причину моих частых вылазок из дома. Мне казалось неправильным такое положение дел: приходилось скрывать от родных мои истинные намерения и планы, тогда как недавно появившиеся в моей жизни люди всецело меня одобряли и всячески поддерживали.

Тяготивший меня день рождения Васи приближался точно снежный вихрь и, несмотря на то, что я решила, что это будет последний раз, когда я что-то для него делаю, мне было нехорошо при мысли, что придется снова столкнуться с его ловко манипулирующим людьми отцом.

Северский настолько примелькался в моей жизни, что я сама не заметила, как впустила его в душу и отзывалась теплом на каждое его появление. Он был серьезен и редко изменял непроницаемому виду; но я уже успела понять, что за маской равнодушия прячется большое сердце и теплые чувства к немногим близким ему людям. И хотя я каждый раз уныло замечала, как смотрят на него проходящие мимо не в пример мне привлекательные девушки, раз за разом стреляя красивыми глазами в его сторону, я продолжала согреваться о свои чувства, по собственной глупости разросшиеся до невероятной потребности выискивать в толпе высокую фигуру, увлекаться редкими улыбками, и засыпать с неизменными и нереальными мечтами. Кто знает, почему он из всех возможных вариантов решил впустить в свою жизнь неприметную и закрытую в собственном мире меня, но его добротой я воспользовалась в полной мере и до неприличия сильно влюбилась в популярного парня, поставив на кон собственный рассудок. Скорее всего, я была для него кем-то вроде сестры, которую можно гладить по голове, кормить, знакомить с друзьями и следить, чтобы шарф был завязан крепко; с моей же стороны каждые его жест приближал к точке невозврата, когда всецелое и маниакальное помешательство на его персоне не стало предметом грустных насмешек Ульяны, которая тут же вывела меня на чистую воду и то ли жалела, то ли ругала, когда дело доходило до обсуждения моих чувств.

-Дурочка, ты, Зинка! Но почему я не удивлена? Этот снежный человек сам вокруг тебя юлой вьется, а мы тут еще удивляемся, чего это ты на него запала! Да в него и издалека немудрено втрескаться, а когда, как у тебя, почти в глаза в глаза, тут уже без вариантов! Но ты уверена, что у вас это не взаимно? Просто, как не посмотришь, так он от тебя глаз не отводит, честное словно, наводит на мысли…

-Куда уж мне? Если он на моих глазах Тихомирову из дома выставил, представляешь, какой нелепой я ему покажусь, когда он узнает о моих чувствах?

-А чего он тогда привязался к тебе, извини за иностранный, как банный, мать его лист? В одном месте зачесалось благотворителем-меценатом заделаться? Добрых дел мастер, за просто так доброту разбазаривать? Не гони мне, Зин, я чую, что тут нечисто как-то… И еще эта их муть с твоим братом и твоим бывшим и твоим, наркоманом этим, Татарским… Ну е-мае, сколько жили спокойно, а тут целый урожай на нашу голову какой-то!

-А это все ты, между прочим, – приспичило тебе в Королева влюбиться!

-Эй, а ну-ка попридержи гнусные инсинуации! – хлопнула меня по спине подруга, потом мечтательно закатила глаза и затараторила счастливо и возбужденно, - Он мне какой-то сюрприз, между прочим, готовит на др! Ходит такой весь загадочный, мистер икс какой-то, глаза невинные и хитрые! Ну, Зинка, если он меня разочарует после такого, быть ему мертвецом, зуб даю!

Я улыбнулась, а про себя даже залюбовалась на такую типично женскую натуру подруги. Раньше, все это казалось мне забавными глупостями, которых я попросту лишена; но на самом деле, наверное именно эти глупости и делают женщину по-настоящему милой и незатейливой, но безумно привлекательной для мужчин. Может быть, будь я хоть немного такой же легкой и непосредственной, я имела бы шанс быть замеченной кем-то холодным и неприступным.

-Жаль, что я этого не увижу, - вздохнула я и помрачнела, при мысли о предстоящем походе на светский раут к Борису Демидову. Сколько бы внимания прессы не было привлечено к этому громкому и яркому событию, я бы запросто и с легким сердцем променяла его на спокойные посиделки в кампании близких мне друзей на дне рождения подруги.

-Вот угораздило тебя? А может ну его, шли к черту этого душепийцу и его папеньку, у которого в одном месте денег слишком много… Ты им ничего не должна! А лучше притащи к нему за руку Северского и заяви, что у тебя новый бойфренд, так что старый может идти глубоким и дальним лесом!



Лиза Туманова

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться