На кончиках твоих пальцев

Размер шрифта: - +

20

Меня потряхивало от одной мысли о том, что я натворила. Если бы не сильные руки Марата, который крепко держал меня за талию и не давал упасть, я бы, наверное, уже давно лежала на полу, обуреваемая чувствами, которые накинулись скопом и требовали немедленного вмешательства, обещая в скором времени разрастись до истерики.

Происходящее безумие настолько захватило меня, что я, поддавшись порыву, осмелела и поцеловала Северского. На глазах у сотен людей, на глазах у Васи, под вспышками камер и под дружные одобрительные крики я сделала то, что можно было смело назвать помешательством.

Глупая влюбленная дурочка ухватилась за дарованную возможность познать вкус счастья.

Но кто из нас был безумнее, если Северский с такой страстью принялся мне подыгрывать, что я поверила, что это не понарошку, что водоворот, скрутивший меня, напрочь пробил и его броню, что чувства взаимны, а сказка не исчезнет, стоит покинуть бал? Почему ощущение того, что поцелуй не отыгрывался на публику, а был самым естественным желанием обоих, точно глоток воздуха, не оставляло меня и теперь, когда парень отстранился и внимательно всматривался в мои глаза, как будто пытаясь прочитать мысли?

И я уже не знала, боялась ли я больше оставаться здесь, где не было места откровениям, или уйти и натолкнуться на реальность и содержащуюся в ней правду.

Но этот поцелуй я уже точно не смогла бы забыть, консервируя его в собственной памяти и собираясь хранить, как бесценный дар.

-Зина, нам нужно поговорить, - раздался позади злой голос Васи. Мне пришлось вспомнить, что мы с Маратом не одни в этом зале, и что не только мы потрясены случившимся до глубины души. Но я совершенно не хотела ни с кем разговаривать, разве что этот кто-то не был одним страшно привлекающим меня парнем, который крепко держал меня в руках и, кажется, не собирался никуда отпускать. Однако и Марата ждал сосредоточенный и холодный собеседник в лице Захара Соколовского, который все это время не спускал с нас внимательного взгляда. И, похоже, у нас обоих не было выбора, кроме как побыстрее закончить с объяснениями и, наконец, уйти.

-Я быстро, - напоследок пообещал Северский, трогая мое плечо, и отошел с мужчиной куда-то в сторону. Я повернулась к Васе и устало посмотрела в его пышущее гневом лицо.

-Зина, ты не должна так поступать. Не стоит ему доверять, - возбужденно начал парень, подходя ко мне почти что вплотную.

-А кому тогда стоит? – парировала я, выискивая глазами высокую фигуру – без Марата мне было откровенно не по себе.

-Ты знала? Знала, кто он? Ты поэтому выбрала его, потому что понимала, как мне будет от этого больно.

-Вася, прекрати! – возмутилась я, - Не важно, что он собой представляет, пойми уже, наконец, что между нами все кончено. Навсегда. И дело вовсе не в нем.

-А ведь он тебя использует, - внезапно усмехнулся Вася и проигнорировал мой уставший вздох, - Он сам говорил, когда мы встречались с ним и твоим братом. Он всего лишь держит тебя рядом, как козырь, чтобы твой брат не смог на него надавить. Только-то. А ты, дурочка, думаешь, что он к тебе что-то чувствует.

Пусть так. Пусть дурочка. Но сердце болит про него, и его не обманешь, оно трепещет и нервничает, заходится в радостном стуке и замирает, и давно уже преданно бьется только ради одного человека.

-Даже если и так… Мне все равно.

-Зина, опомнись! – Вася схватил меня за плечи, но внезапно его прервал насмешливый голос Бориса Демидова.

-А невеста-то у нас нарасхват, оказывается, - поднял он бровь, внимательно рассматривая Васю, и меня, странно спокойную, несмотря на происходящие события, - Оставь девушку, сын, не про тебя она, - внезапно холодное и сухое.

-Я люблю ее, - прикрыл глаза Вася и понуро опустил голову, что признаться в своем поражении.

-Ну будет, - сурово заметил Демидов, - Мы же с тобой все обсуждали. Нашли тебе прекрасную Эльвиру. Кстати, я видел ее среди гостей, почему бы тебе не уделить внимание своей даме?

-Но почему? – поникший парень вызывал во мне жалость, - Почему она должна достаться ему? Чем он лучше?

-Дело вовсе не в этом, сын, а в том, чтобы правильно расставлять приоритеты. И для нас это значило, что нужно было помочь найти Марату правильный путь, - он посмотрел на меня и улыбнулся, - И Зина прекрасно ему в этом помогла.

Страшный человек с доброй улыбкой. Он продавал одного сына, а второго привязывал к себе мнимым средством, чтобы потом использовать в собственных целях.

Неудивительно, что Северский предпочитал умалчивать о том, кто его настоящий отец. Мне вспомнилась история его детства и смутные намеки на безучастность собственного отца к нелегкой судьбе. А может быть, Борис Демидов даже приложил руку к испытаниям, сломившим его сына.

И я сама, по глупости и незнанию, заставила Марата оказаться сегодня здесь, изменить себе, сломать принципы ради меня.

Мне стало плохо и я, не оборачиваясь на возмущенный крик Васи, ни с кем не прощаясь, ушла, решив подождать Северского на свежем воздухе и придумать способ загладить свою вину перед парнем, который превратился для меня в крепкую стену поддержки и ни разу не заставил усомниться в себе. Я была его должницей и смутно представляла, что могла бы для него сделать в ответ на всю доброту, раз за разом оказываемую мне.



Лиза Туманова

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться