На контрактной основе

Размер шрифта: - +

Глава 7

В новом коллективе Аврору приняли на редкость радушно. То ли дело в дружеской, почти семейной атмосфере, которую создала Ирина Сергеевна, то ли в том, что «сытые люди не могут быть недовольными», а умеющие накормить других – и вовсе прописывают на своем лице улыбку с пометкой «ПМЖ». Ирина Сергеевна была уверена, что для эффективного функционирования того или иного предприятия, в первую очередь, следует выстроить доверительные отношения как по вертикали, так и по горизонтали. Она стояла за подчиненных горой, за что они расплачивались преданностью и максимально возможной отдачей на рабочем месте. И даже за его пределами. Повара также готовы были оказать друг другу посильную помощь в любой момент. Они без намека на упрек подменяли коллегу, когда у того из рук валились ножи и продукты, они никогда не жаловались начальству на «косяки», творящиеся внутри коллектива.

Единственным, кто отнесся с прохладцей к появлению Авроры на общей кухне, оказался мастер горячего цеха Василий – молодой мужчина невысокого роста и необъятных плеч. Но Ирина Сергеевна развеяла его сомнения и холодность:

– Вась, к тебе никаких претензий нет. У тебя получается отличное мясо и не менее отличная рыба. Но десерты – это не твое. Ты когда на кухню будешь возвращаться, загляни в зеркало. Явно ведь в качалку ходишь. Сколько от груди жмешь? С твоими ручищами надо мясо отбивать, а не торты кремовыми завитушками разукрашивать.

Василий успокоился и даже стал проявлять к Авроре спрятанные от нее ранее галантность и уважение. Это не было флиртом, ухаживаниями или попытками перейти на ванильно-романтичную сторону. Аврора, во-первых, не дура, а во-вторых, железобетонно замужем, чтобы принять за что-то, кроме хорошего воспитания, то, как Василий придерживает дверь, когда она входит в помещение, или подает ей пальто, когда она собирается домой.

Ирина Сергеевна объяснила первоначальную холодность и настороженность габаритного повара:

– Это для тебя, Аврора, работа здесь стала результатом хобби и удачного случая, а для Васи – это мечта и по факту все, что у него есть. Он пришел к нам незадолго до тебя и ревностно охраняет свое право кашеварить. Он ведь у нас в недалеком прошлом спортсмен – мастер спорта по спортивной гимнастике. Отсюда и фигура такая устрашающая. Он вроде специализировался на кольцах, а это самый силовой снаряд, как объяснял мне муж. В коллективе ходит легенда, что Васю даже к тренировкам в сборной страны привлекали. Но для него это было слишком тяжело. Родители в свое время запихнули в секцию, а он отбрыкивался. Занимался, конечно, но терпеть этого всего не мог – режим, контроль, слишком придирчивый тренер. Еще и питание специфическое у спортсменов. С жирами – осторожно, со специями – дважды осторожно. А он готовить любит. Всегда любил, по его признанию. Вот и послал спорт в небезызвестные дали, а сам озадачился стать поваром. Сам пришел ко мне. Наглый такой, но робкий. Стоял, как голый, в своей откровенности. Говорит, что опыта нет, образования нет, но желания – за десятерых. Я его нашему шефу показала, чтоб оценить перспективы. Оказалось, что у Васи и таланта за десятерых. Мы подписали договор, так он чуть ли не задушил меня своими ручищами в объятьях. Не умеет и не привык эмоции контролировать. А ведь от него семья почти отказалась, как он со спортом завязал, поэтому работа для него – единственное счастье, отдушина. Он грешным делом решил, что ты на его место метишь, вот и взвился.

Аврора удивлялась способности Ирины Сергеевны понять и принять каждого, кто находится под ее крылом. Она вызывала огромное уважение – еще довольно молодая, но уже успешная. Аврора сама не заметила, как сблизилась с начальницей, как вдохновилась ее силой и решительностью.

 

Ирина Сергеевна, в отличие от многих и многих женщин-сухарей от бизнеса всевозможных направлений, была давно и счастливо замужем. Ирина Сергеевна, в отличие от тех немногих бизнес-вумен, умудрившихся связать себя узами брака, выбрала в спутники жизни не топ-менеджера транснациональной корпорации или миловидного мальчика-альфонса, а обыкновенного водителя.

В своей прошлой, до-Иринсергеешной жизни, Андрей был женат, воспитывал русоволосую дочурку с тонкими ножками и трудился в городском автопарке, с графиком «два через два» управляя автобусом под номером «пятьдесят шесть». Затем случился нелепый конфликт с женой, примирение с ней же вплоть до восстановления дружеских отношений, но уже после официального развода. Еще немногим позже произошла смена руководства автопарка, повлекшая «-кратное» сокращение зарплаты, и логичное решение искать новую работу. Через троюродного брата соседа по новому жилищу Андрею предложили место личного водителя у одного успешного предпринимателя, который заметно ослабел зрением для использования по назначению полученными много лет назад правами категории «В». Андрей подписал трудовой договор и стал честно трудиться за честную копейку, которая позволяла выплачивать алименты бывшей жене, баловать дочку мелкими приятностями, оплачивать арендную плату за съемную однушку и даже откладывать деньги в банк под проценты. «Батя учил, что у мужика должны быть накопления», — размышления Андрея часто вращались вокруг личности его бати.

У Сергея Анатольевича — непосредственного начальника Андрея — неожиданно для водителя обнаружилась дочь Ирина, которая к своим неполным двадцати семи годам уже шефствовала в двух популярных в городе ресторанчиках. В соответствии со стереотипными мыслями Андрея, дети, а в особенности дочери, успешных бизнесменов должны едва ли не на постоянной основе поджариваться на пляжах Майами или Лазурного берега. Именно так говорили озлобленные бабки во дворах его юности, ненавидящие правительство за низкие пенсии, а также прочих окружающих, чей ежемесячный доход по законам вселенской несправедливости хоть на пару рублей превышает те самые пенсии.



Гелена Носкова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться