На контрактной основе

Размер шрифта: - +

Глава 15

– Здравствуйте, дядя Кеша…

– Привет, Аня. И можно просто Кеша.

– Хорошо…

 

Аврора заранее предупредила дочь, что с ними на прогулку в парк отправится мужчина, но не стала уточнять, что они уже знакомы. Аня радостно откликнулась на новость и лично выбрала для мамы летящий сарафан глубокого синего цвета, соорудила на своей голове два задорных хвостика и дополнила прическу «счастливой» заколкой.

– Анюта, ты как на смотрины собираешься, – с любопытством наблюдала за мечущейся перед зеркалом дочерью Аврора. – Заколки любимые достала.

– Мы же должны ему понравиться! Я красавица, ты тоже ничего, но перед заколками он точно не устоит!

– Аня…

«Мы уже ему нравимся, – подозревала Аврора. – Главное, чтобы дочка одобрила».

 

Девочка с первого взгляда в больнице прониклась симпатией к высокому и крупному стоматологу. Когда же он появился на пороге их квартиры с вполне читаемыми даже для ребенка намерениями, она опешила, но ровно до того момента, пока не заметила, как Кеша смотрит на маму. Именно так на бабушку смотрит дед. Именно так на Аню украдкой подглядывает Матвей. Кеша – взрослый, сильный и смелый, он перерос стеснения детской влюбленности. А Матвей… Аня хоть и понимала многим больше, чем взрослые, но в делах амурных была новичком и открытого проявления чувств испугалась бы. Всему свое время, место и человек под боком.

Планы на воскресный вечер потрясали воображение: от пуза облопаться сырным попкорном, отснять не меньше сотни «непостановочных» фотографий и главное – колесо обозрения. Несколькими днями ранее сочинцев оповестили об открытии новой жемчужины местного Диснейленда – шестидесятиметрового аттракциона. Две светловолосые женщины, сумевшие раскрутить Кешу и на зажаренную кукурузу, и на кучу фотографий с кривыми мордашками, потащили мужчину к кассам за билетами.

– Темнеет ведь уже. Ничегошеньки не разглядите, – Кеша по неведомой причине делал вид, что отговаривает.

– Так ведь самая красота! – воспротивилась Аня. – По ночам даже самый непритязательный городишко становится прекрасен, а сумерки и вовсе потрясающее время!

– Согласна, – поддакивала Аврора. – Идеальное время. Уже зажглись огни, фонари, окна домов, но темнота не скрыла окончательно очертания людей и предметов. Я уверена, что если волшебство и возможно, оно совершается в предвечернюю пору.

– Вот слушаю я вас и понимаю, что таким поэтически настроенным дамам нужно посвящать стихи. А мой предел в покорении рифмы – это «триста-четыреста», «нет-паштет» и «уйти-прийти». Пойдемте, девушки-красавицы, на колесо! Есть ведь вероятность, что в закрытой кабинке вы на меня чихнете по паре раз каждая и я тоже красиво заговорю! Вы только поближе садитесь и желательно держите меня за руки. А если обниматься полезете, так я на радостях, может, и Шекспира с Байроном посрамлю.

– Мммм, заманчиво, – отозвалась Аврора. – Сразу на английском залепечешь? Что у нас там с рифмой получится? «I-why», «now-how», «together-forever»?

– Ты только что бессовестно растранжирила весь репертуар! А моя кристально чистая совесть не позволит опуститься до плагиата…

– Ничего, Кеша. Можно спеть серенаду под окном! – посоветовала находчивая Анечка.

– Боюсь, что если я решусь на подобные представления, то вас с позором выселят не только из дома, но и из района, как минимум. Уж лучше я остановлюсь на низкопробной поэзии. Меньше людей пострадает… Девушка, нам три билета на колесо обозрения, пожалуйста. Два взрослых и один детский, – прервал свои откровения мужчина.

Пятнадцать минут над землей, пятнадцать минут незамутненного восторга от открывающегося вида на парк, олимпийский городок и горные макушки. Аврора с дочерью буквально прилипли взглядом к стеклянным стенам шаткой кабинки, пока мужчина пытался мягко поймать их за руки и растягивал губы в неестественной улыбке. На высшей точке движения Аня заголосила:

– Это как в фантастическом кино! Все такое яркое, неоновое! Светится и переливается!

– Точно! Как в «Аватаре», – уловила мысль дочери Аврора. – У нас тут и иноземец свой имеется. Правда, Иннокентий Константинович?

Женщина настолько увлеклась проплывающим видом, что пропустила необычайную молчаливость и натянутость Кеши.

– Ничего, мы сейчас проведем обряд посвящения! – вклинилась Анечка.

Девочка схватила себя за белокурый хвостик и плавно стала двигаться в сторону мужчины, приподнимая и опуская воздушные волосы, пока не подсела к нему вплотную и не прижалась правым хвостиком к его плечу.

Кеша задал молчаливый вопрос Авроре, на что она ответила с придыханием и киношным акцентом:

– Его выбрала Эйва.

Мужчина, наконец, искренне улыбнулся и вложил в свою ладонь тонкие Анины пальчики. Оставшееся время они весело переговаривались, изредка ища поддержки у связавшего их человека:



Гелена Носкова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться