На контрактной основе

Размер шрифта: - +

Глава 18

В последний месяц уходящего года в очередной раз подтвердилась простая, распростертая далеко за границы южного федерального округа истина, что южане – те еще болтуны и трезвонники, поскольку популярность и слава Авроры как талантливого кондитера бежала впереди нее. Ей поступило несколько заманчивых и выгодных приглашений о трудоустройстве в кафе и рестораны, которые она раз за разом отвергала. Не находила она в них той атмосферы и уюта, который царил некогда в ресторане авторской кухни города N., а затем в кондитерской «ШокоLatte». Однако сарафанное радио работало не только на волнах успешных предпринимателей, но и среди прочего разношерстного сочинского населения. Поэтому весь декабрь Аврора зарабатывала тем, что пекла торты и пирожные на заказ, как для пафосных мероприятий, так и для скромных празднеств в узком семейном кругу. Она уже всерьез подумывала поставить производство на поток, но ей было узко в стенах квартирной кухни. И дело отнюдь не в квадратных метрах. Пусть это каприз, пусть! Но Аврора не желала мешать дом и рабочее место. В конце концов, талантливый человек имеет право на причуды. Поэтому в новогоднюю ночь она, испытавшая годом ранее чудодейственную силу сожженных и выпитых с шампанским строчек, загадала: «Пусть мне хватит смелости и сил осуществить все задуманное».

Кеша, после того как в восемнадцатилетнем возрасте съехал от родителей, впервые встречал наступление нового года не в компании друзей, а с собственной семьей. Он уже не стеснялся называть так Аврору и Анечку ни перед собой, ни перед окружающими. Мужчина сканировал считающих куранты блондинок ликующим взглядом и формулировал свое праздничное желание, которое, несмотря на суеверия, чуть позже придется озвучить. Иначе не исполнится.

На январские праздники они втроем отправились в N. Благо, нашлась достойная причина посетить родной город – Олимпиада после долгих споров и уговоров жениха согласилась выйти за него замуж и даже сподобилась на относительно классический праздничный сценарий с выкупом, ЗАГСом и необъятным платьем. Конкретно в те морозные дни, конкретно в той малозаметной точке на карте сошлись вектора прошлого, настоящего и будущего в судьбе Авроры. Она любовно собирала обрывки воспоминаний и щедро делилась с дорогими людьми мечтами и планами.

Анечку проводила каникулы большей частью с отцом и его скромной, аки юная гимназистка начала прошлого века, пассией. Антон сиял от восторга, когда обнаружил, что дочь приняла его выбор, и в один из дней потащил малышку в ювелирный салон, чтобы подобрать утонченную обручалку. «Девочки в этом больше понимают, так что выручай, Анюта!», – настоятельно обратился к дочери Антон.

Аврора в редкий свободный день, выдавшийся между регулярными треволнениями лучшей подруги относительно грядущего бракосочетания, привела Кешу в отчий дом. И, как она мечтала в юности, ее отец присутствовал на этом волнительном мероприятии. Мужчина мгновенно обаял Оксану Дмитриевну и Игоря Сергеевича, чем вызвал нескрываемое удовольствие любимой блондинки. Ей-то было невдомек, что родители уже давно и довольно тесно знакомы с Кешей, пусть и заочно. Это Аврора, как застенчивый, смущающийся подросток, не рассказывала родителям о личном, а вот Анечка, не скупясь, одаривала бабушку с дедушкой якобы секретной информацией. Она-то и поведала, что живут они в новой квартире, с новым мужчиной и фактически с новой – счастливой – мамой. Последней ремарки Оксане Дмитриевне и Игорю Сергеевичу было предостаточно, чтобы хлебосольно принять габаритного гостя в родные пенаты.

В указанный на приглашениях день свадьбы немногочисленные напомаженные друзья и родственники прибыли к районному отделению ЗАГСа, где их уже поджидали Олимпиада с женихом. Аврорина подруга (хотя можно ли ее считать после подобного кидка подругой?) выглядела как никогда эффектно с уложенными каскадом локонами и дерзким смоки айс, но разодета она была в джинсы и, судя по расположению пуговиц, мужскую белую рубашку. А как же те нервные клетки, которые они потратили на последней перед свадьбой примерке платья?! Как же те часы, которые они провели в трясущихся автобусах, чтобы прибыть в «единственное достойное в городе ателье», со слов нежданно нагрянувших родственников? Ладно, изощренную месть можно припасти на другой день…

После долгожданной фразы «Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать невесту» уже-не-жених сперва выполнил традиционное поручение регистраторши, а затем донельзя счастливый обратился к гостям:

– Дорогие наши, премного вам благодарен за то, что стали свидетелями того, как я все-таки охомутал эту неугомонную. Теперь не убежит, – явно припоминая уже-не-невесте ее рейд по достопримечательностям города R. – Дальше вас ждет ресторан. Пейте, ешьте, веселитесь, можете даже достать из закромов голубые и розовые ползунки и распихать по ним монетки… Мне лично по душе ближе УЗИ, но дань традициям… Короче, гуляйте за наше счастье, а мы сбегаем!

На протяжении всего монолога коварная Олимпиада с прищуром поглядывала то на новоиспеченного мужа, то на ошалелых гостей. Такой спич больше в ее репертуаре, но теперь она доверила право на безумства мужчине. Найти подходящих кандидатов в мужья можно много, а удрать с собственной свадьбы – с одним единственным.

Они настолько стремительно удалились, что логичный многоголосый вопрос «Куда?» эхом отразился от их спин.

Кто-то из дальних родственников то ли со стороны жениха, то ли со стороны невесты решительно заявил: «Ничего не знаю! Я сюда с Хабаровска перся не для того, чтобы уехать без массовой фотографии. Кучкуемся, товарищи». Нанятый фотограф в центр композиции поставил Анечку – как наиболее похожую на невесту. Еще бы! В ее-то платье и с ее-то мордашкой! Когда гости из плотной кучки стали потихоньку рассасываться по залу регистраций, быстро сориентировавшийся Кеша шепнул на ухо Авроре:



Гелена Носкова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться