На краю

Размер шрифта: - +

На краю

(Рассказ предлагаю с двумя концовками)

 

— Ненавижу её!

Макс насупился, смотря себе под ноги. Густые темные брови съехались к переносице, образовав вертикальную складку, а шапка сползла на глаза, превратив их в два неясных мерцающих угля.

— Да будет тебе! – не унималась Надя, — Не обращай внимания! Она просто ревнует, вот и бесится.

Девушка еле поспевала за ним, увязая в снежной каше. Капюшон рыжей дубленки съехал на затылок, и снег медленно таял на светлых, мерцающих от влаги волосах. Полупустой рюкзак шлепал по спине, словно подгонял, заставляя быстрее добраться до теплого дома.

— Ревнует? – возмутился Макс, — Но это моя мать! Как она может ревновать меня к отцу?

— Потому что ты его слушаешь, а не её, вот почему.

Макс фыркнул.

С отцом у Макса действительно в последнее время были неплохие отношения, что не скажешь о матери. Эти полгода, отец обитал у него в квартире, спасаясь от нападок жены, и настроенной ею, против него, младшей дочери Вари, сестры Макса.

Квартира парню досталась от бабушки – матери мамы. Старушка она была педантичная и строгая, но первенца дочери любила до безумия. Именно поэтому жилье подписала ему, а не дочке. Может, еще и поэтому сын стал для той объектом недовольства.

Выливая весь свой негатив, и проблемы с отцом на Макса, мать делала все, для того, чтобы он стал ее ненавидеть. Макс устал от ее бесконечных звонков по телефону, от тяжелых разговоров, от упреков, и наездов. Каждый вечер он ждал с ужасом. В свои двадцать, он настолько устал от жизни, что все казалось бессмысленным, пустым, наигранным, как в плохой театральной постановке.

— Надоело всё, пойти с крыши что ли сброситься?

Голос его был усталым, но последнее слово он произнес уже с явным интересом, словно этим, решил себя немного развлечь.

— Прыгают только эгоисты и сумасшедшие, — пренебрежительно фыркнула Надя.

— А также, уставшие от жизни и разочаровавшиеся в ней люди, — уныло добавил Макс.

Он медленно брел в горку, словно грейдер, утюжа снег «камелотами», помогая Наде нести планшеты. Они монотонно били его по коленке, но он, казалось, даже не замечал этого.

— Не прыгнешь. Я же тебя знаю, — Надя старалась сказать это как можно ласковей, чтобы не обидеть.

— Хочешь сказать, я трус?

В его голосе звучал вызов.

— Я не это имела в виду, — надулась девушка, спор, что не говори, выходил дурацким. – Просто ты не такой....

Надя хотела сказать, что он сильный, умный и рассудительный, не способный на необдуманные поступки, но постеснялась. Посчитала, что выйдет пафосно и наиграно.

— А какой? – расценив ее молчание по-иному, буркнул Макс.

— Не прыгнешь, вот и все. Не знаю…, — Надю раздражало его глупое упрямство. Надо же такое было выдумать?

— Мы с Ником недавно по подъездам шарились, нарыли один, еще без кодовой двери. Надо будет посмотреть, есть ли там выход на крышу. Ник хотел там зависнуть.

Максим искоса глянул на подругу, ожидая ее реакции. Он сказал это специально, чтобы проверить.

— Твой Никитос, того, ку-ку, истеричка малолетняя.

Надя поморщилась. Никита, друг Макса был на два года моложе, хоть и учились они в одной группе.

— И где этот ваш дом? – как бы между прочим, спросила она.

— Мы его только что прошли, — ухмыльнулся Макс.

Девушка обернулась на еле заметную из-за снегопада многоэтажку. Оранжевые квадраты окон, висели в воздухе, как на картине сюрреалиста.

— Дураки, это же опасно! – Надя всегда боялась высоты, и сейчас мысль о том, что парни полезут на крышу, приводила ее в ужас.

Макс фыркнул.

— У Ника недавно друг сиганул, помнишь? Он тогда сам не свой неделю ходил.

Голос девушки дрогнул, когда она представила маленькую фигурку, словно тряпичная кукла, летящую вниз. Вот, она долетает до земли, ударяется, чуть подпрыгивает от отдачи, и навсегда затихает.

— Ну, и… Что, думаешь, мы испугаемся?

— Макс, это уже не смешно! – Надя пихнула его маленьким кулачком в бок. Пуховик сработал «подушкой безопасности».

— Обещай, что не пойдешь на верх, — Надя остановилась, дернув его за рукав.

Макс тоже остановился, раздраженно подкатил глаза, выдыхая вместе с паром нечто нечленораздельное.

— Я тебя знаю, ты все равно не сможешь этого сделать.

— Лан, забей. Это мои проблемы, — Макс обнял ее за плечи, перетаскивая через колею, наезженную машинами, поцеловал в макушку, попутно водружая капюшон, на его законное место.

— Теперь, и мои тоже, между прочим, — по-детски серьезно ответила девушка, перехватывая его руку на своей талии,

— Ты её слишком много слушаешь и слишком мало отвечаешь, — Перевела она тему, вспомнив разговор о матери, — Выскажи всё как-нибудь. Вот увидишь, потом лишний раз тебя не дернет.

— Легко сказать! – уныло буркнул он, — Она слово вставить не дает, а потом вообще с потрохами съест, да еще отцу нажалуется на меня, и мне от него влетит.

— И что, отец ей поверит? – возмутилась Надя.

— Конечно, поверит. Ты ее плохо знаешь, она, кого хочешь убедит, она прирожденный манипулятор. Ей бы рекламой заниматься.

Надя чуть не задохнулась от возмущения.

— Ну у вас и порядки в семье! А по ней, так вообще не скажешь, что пьет. Такая вся из себя деловая женщина! — Надя вспомнила ещё красивую, ухоженную блондинку, с хорошо сохранившейся фигурой, идеальным маникюром и макияжем. Даже домашние тапочки она покупала на небольшом каблучке. Надя никогда не видела ее не накрашенной, или растрепанной.



Юлия Кир

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: