На краю мира

Размер шрифта: - +

46

- Ты переживешь своего самого младшего внука, - продолжил Готрин. – Но я не могу определить его судьбу, его ведь здесь нет. Он молод?

- Да, еще не стар.

- Значит, впереди у него долгая жизнь. Я не вижу смертельных болезней в вашем роду, которые могли бы прервать его путь раньше срока. Так что и тебе придется жить еще очень долго.

- Вот и ладно, - вздохнула Изгиль. То, что Тиарий будет жить долго, ее радовало, но огорчало то, что ей придется пережить еще и его. - Почему ты не переберешься жить в центр? Никто из нас не был бы против. Слишком уж далеко до тебя идти. Тебе там было бы удобней, там даже вода совсем рядом, не нужно из жилища выбираться. А в сезон ветров или когда выходят пещерники это очень опасно.

- Потому что людям с окраины туда проход закрыт, а сюда могут прийти и те, и другие, - спокойно пояснил Готрин.

- Хм… Ты прав… - подумав, ответила Изгиль. – Ты очень мудр.

- Просто, так сложилось веками. Тебя там кто-нибудь ждет?

- Досюда я шла одна.

- Фарина, проводи, - велел Готрин.

Фарина беспрекословно повиновалась. Любое слово деда было законом, не подвергающимся сомнению.

Проходя мимо Адрия, она почувствовала, как он вдруг прикоснулся к ее руке, и невольно задержалась возле него. Сердце Фарины взволнованно забилось. Их пальцы на несколько мгновений украдкой переплелись и нехотя расцепились. Ни слова. Только взгляды, которые были красноречивее любых слов.

Адрий проводил ее взглядом до самого выхода. У дверей Фарина обернулась и легонько махнула ему рукой, тут же быстро взглянув на деда: не почувствовал ли он чего. Это всегда удивляло Адрия: как Готрин узнавал о том, чего не видел? Дверь за Фариной закрылась, а Адрий все не отрывал от нее взгляда, словно в ожидании.

- Я смотрю, ты достаточно окреп, - неожиданно сказал Готрин.

- Да, спасибо, я хорошо себя чувствую, - ответил Адрий, несколько удивленный тем, как слепой старик мог узнать, что он не спит. - Твое умение просто творит чудеса!

Старик замолчал, сосредоточенно переставляя с места на место плошки и бутыли на столе перед собой. Как будто это так важно, где стоит каждый из них. На самом деле он переставлял их хаотично, только чтоб хоть чем-нибудь занять себя.

- Уходи, парень, - наконец сказал он. - Сейчас уходи, пока не вернулась Фарина. Не нужно с ней прощаться и объясняться, просто уходи, я сам все скажу за тебя.

- Что скажешь? – не понял Адрий.

- Я найду, что сказать. Фарина не должна больше видеться с тобой. Я благодарен тебе за спасение внучки, и все, что от меня зависело, я сделал. Но, если ты останешься, произойдет страшное. Я вижу, что ты принесешь несчастье моей внучке. Если в тебе есть хоть капля сострадания к бедной девочке, то уходи. А если тебе все равно, что случится с Фариной, то побереги, хотя бы, свою жизнь – она тоже в опасности.

Адрий был поражен: впервые Готрин разговаривал с ним вот так спокойно. И впервые Адрий не мог его понять. Ведь он вовсе не желал зла Фарине. Наоборот, она ему нравилась, даже слишком нравилась. Он то и дело ловил ее взгляд, а от ее легких, едва заметных прикосновений разгоралось пламя в груди. Никогда прежде он не испытывал ничего подобного. Как можно причинить горе такой чудесной девушке?

- Но я не собираюсь обижать Фарину! У меня и в мыслях этого не было, - Адрий даже прижал руку к груди, показывая, что говорит от чистого сердца.

- Я знаю, - ответил старик. – Это произойдет вне зависимости от твоего желания. Так начертано судьбой. Я не вижу вашего общего будущего, только беды, если вы будете рядом. Лучше бы вам никогда не встречаться. Чем меньше расстояние между вами, тем больше бед. Вы погубите друг друга. Фарина у меня одна, и я не могу этого допустить.

- Я уйду, - сказал он и тут же принялся одеваться.

- Вот и хорошо, - с облегчением выдохнул колдун. – Все равно вам не быть вместе.

- Я понял.

Он быстро собрался и быстро ушел. Благо, что и вещей-то у него было не много: лишь странный мешочек, который Адрий надел на шею, и одежда, починенная Фариной. Растерянный, с путаным клубком мыслей Адрий шел, куда глаза глядят. Он не знал этой местности, а из здешних людей знал только Готрина и его внучку. Да что из здешних – сейчас он вообще знал только Готрина и Фарину. Адрий ничего не помнил из своего прошлого. У него было только имя, которое он получил несколько дней назад. Куда идти? Откуда он пришел? Что там говорил Готрин? Фарине грозит опасность? И он как-то виновен в этой опасности. Так как же он может вот так просто уйти после этих слов? Нет, теперь непременно нужно остаться и уберечь ее. Находиться рядом, пусть даже она не будет знать об этом. Но он будет поблизости, когда ей понадобится его помощь.

 



Надежда Чубарова

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться