На краю Нового Мира

Размер шрифта: - +

Глава 13. Принцип домино

Варя Киселёва.

Пребывание в яме слилось в вереницу издевательств над собой и над новым сокамерником, а также в  бесконечное ожидании смерти. Парень хоть и развлекал меня своими боевыми ранениями и боязнью, что я бесовское отродье, всё равно не мог поднять мне настроения. Ведь с каждой минутой мы приближались к неизбежному.

"Борюсик", как я окрестила моего боевого товарища, или по-туземски Баобур-как-то-там, рассказал преинтереснейшую историю. Оказывается, у племён в данной местности существует масса древних поверий. По одному из них, после смерти души усопших становятся некими белёсыми субстанциями, по типу тумана, и бродят среди живых, наказывая им чтить предков и усопших родных. Детям с младых ногтей вдалбливают страх как перед туманом, так и в принципе перед белым цветом. Они не носят белых одежд, не убивают и не едят белых зверей.  

Долгие часы я пыталась разговорить парня, а когда, наконец, он мне поведал весь этот бред, в который свято верил, я не смогла сдержать гомерического гогота.

- Существует множество поверий и сказок, где белая женщина - это зло. Она приносила вражду, болезни, смерть людям. Бестия приходила в деревни, где забывали богов, где не чтили предков, и сама забирала свои жертвы - съедала всех детей.

- Да вы больные! Какие бестии? Какие духи? А-ха-ха-ха... - я хохотала, утирая слёзы, и не могла остановиться. Мой гогот, сотрясая стены пещеры, казался зловещим.

- Но это так! Ты наводишь ужас на людей племени! Однако, я вижу, что ты не дух, а человек, - парень был серьёзен, как никогда. - Они никогда тебя не отпустят.

- Я так просто не сдамся! Я лучше умру в бою, чем соглашусь стать жертвой тупых сказок! К тому же у меня есть план!

План мой, шитый белыми нитками, трещал по швам. Но паренёк был ещё совсем молоденький, лет восемнадцати, не больше, и я видела, как в сумраке пещеры его глаза горят верой в меня. Просто не могла разрушить его надежду на спасение и признаться, что сама боюсь до одури. Пришлось держать маску напускного спокойствия.

Выбранная тактика нашего освобождения была до противного примитивна и полна пробелов. Изорвав тряпки, которые валялись в углу пещеры, мы обмотали ими камни. Я рассчитывала успеть поджечь хотя бы пару из них и пращой отправить в противника. Хоть какой-то нежданчик с нашей стороны!

Борька, оказывается, хорошо управлялся с копьём. Поскольку копья у нас в наличии не оказалось, решили, что парень будет танкующим в ближнем бою. Он отвлечёт внимание воинов, а я нанесу неожиданную атаку из темноты. Борюсик притворится умирающим, ведь теоретически я шарлатанка, и за три дня на ноги бы его поставить не могла. Эффект неожиданности будет нам на руку. Когда солдаты спустятся, я подожгу и начну метать в них горящие камни, а Борька чудесным образом исцелится и тоже пойдет в атаку.

На словах план казался вполне себе годным; при условии, что за нами придут два-три человека, не больше. Но если их окажется десять... О таких последствиях я предпочитала не думать.

Как бы я ни оттягивала момент, этот день настал.

Сегодня. Свобода или смерть. Третьего не дано!

Раз уж нам всё равно умирать, в целях экономии утром кормить нас никто не пришёл. Весь день я не находила себе места: томление и бесконечное ожидание резали душу без ножа. Наконец, наверху послышался шорох гравия и приближающиеся шаги. Но сколько человек по нему шло определить было трудно. Только мы  успели занять свои позиции, как открылась решётка.

- Эй, выходите. - Прозвучал снаружи  мужской голос.

- Ваш пленник без сознания. Он умирает. Он очень слаб! - крикнула я в ответ.

Наверху раздался гул голосов: совещались. Через какое-то время вниз скинули верёвку. Мои глаза вспыхнули радостным огнём - путь на свободу!

В яму один за другим спрыгнули двое вояк. Они сразу приняли боевые стойки и стали подслеповато щуриться со света. Темнота на нашей стороне. Чтобы ускорить процесс своего обнаружения, Борюсик слабо застонал, чем сразу же привлёк внимание воинов. Один стал приближаться к лежащему на полу парню, второй тщетно пытался высмотреть меня.

Попинав Борю для надежности, воин подхватив его подмышки и поволок к выходу. Парень притворялся хладным трупом. Надо же, какой талант пропадает...

Пора!

Подняв заряженную пращу, я пыхнула зажигалкой. Ветхие сухие тряпки тут же весело занялись огнём. Время! “Господи, главное попасть!”. Раскрутив пращу, я метнула горящий снаряд, целясь в одного из воинов.

Воин Акуна получил урон 35 ед. (35/70)

Обалдеть! Я пробила ему голову! Немного растерявшись, пропустила момент "воскрешения" Бориски и теперь вижу лишь сцепившиеся тела. Борюсик колошматит второго воина. Эффект неожиданности сработал! Перевес явно на нашей стороне.

Беру булыжник и подбегают к своей жертве. Заношу камень для удара, и  впадаю в ступор. Парализует мысль, что я хочу убить человека. Замираю с поднятой рукой, никак не решаясь ударить. Воин без сознания, вся голова его залита кровью. Подкатывает тошнота.

Мой напарник тем временем со своим врагом не церемонится. И уже одержал честную победу! Он хватает копьё и, каким-то замысловатым образом зажав между ног такую тяжесть, ловко перебирает руками, вытягивая себя наверх по канату.

Ух ты! Так шустро! Сейчас и я следом! Подбегаю, с энтузиазмом цепляюсь за верёвку и… висну, как куль. Как же это тяжело! Что ж моя тощая задница столько весит-то? Пыхтя, сопя и отплёвываясь, кое-как двигаюсь по направлению к выходу. До края ямы я дотягиваюсь уже из последних сил царапая ногтями землю и пытаясь нащупать опору. Неожиданно меня хватают за волосы и тянут наверх. Кричу и в панике цепляюсь за руку того, кто тащит. Из глаз градом катят слёзы; ощущение, что вместе со скальпом мне и голову сейчас оторвут. Наконец, меня швыряют на землю.



Валерия Корносенко

Отредактировано: 10.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться