На краю Нового Мира

Размер шрифта: - +

Глава 16. Акуна матата.

Алексей Смирнов.

Прошло ещё семь долгих дней. Несмотря на допотопные, варварские методы лечения, я шёл на поправку. Рана на боку затягивалась. Потихоньку я начал вставать с постели, выходить на улицу и подолгу сидеть на завалинке у хижины, наблюдая как вдалеке копошатся жители деревни, и никак не мог понять, почему в таком маленьком поселении нет любопытных.

Обычно в подобных местах сплетни расходятся быстрее, чем круги на воде. Даже если этот странный диковатый народ так воспитан, что женщинам запрещено общаться с незнакомыми мужчинами, в любом случае в деревне есть дети. Уж от них-то не должно было укрыться моё присутствие.

Но время шло, а я от безделья сходил с ума. Сиделка теперь приходила лишь дважды в день, принося еду.

Мне бы уже вполне хватило сил дойти до деревни, но как воспримут меня местные - оставалось загадкой. Вдруг там придётся с кем-то сцепиться, отстаивая свои права? В том, что племя дикое, живёт изолированно и по своим законам, сомнений не оставалось.

Деревню плотной стеной обступали буйно растущие джунгли. Они манили своими диковинными растениями, мелодичным пением птиц, прохладной сыростью и разнообразием запахов.

Но я не решался идти на разведку. Встреча с дикой тварью, чуть не лишившей меня жизни, надолго отбила тягу к турпоходам.

 

Я не знал, куда себя деть от безделья. В один из дней Туми, как обычно, принесла еду. Увидев меня сидящим на бревне у входа приближаться не стала, а поставила корзину на землю и засеменила обратно к поселению, и тут я не выдержал. Даже не понял, как встал и пошёл за ней следом. Вот мы спустились с пригорка, прошли по петляющей тропинке, и всё это время я с любопытством вертел головой по сторонам. Заметил, что эта часть джунглей искусственно расчищена под поселение. Тут и там торчали пни вырубленных деревьев, и щетинился посечённый подлесок. К чему такие сложности? Неужели вокруг только непролазные джунгли? Во что бы то ни стало нужно выяснить, где я!

Дойдя до первых домов, Туми нырнула в одну из хижин. Она, похоже, так и не заметила слежки. Зато меня явно увидели другие жители. Впереди, между домами, было кострище, над которым на вертеле томилась туша животного. От аромата мяса засосало под ложечкой. В моём скудном рационе никакого мяса и в помине не было, лишь печёные овощи да чёрствые лепёшки.

У костра стояли трое. При моём приближении их разговор стих, а мужчины подобрались. Они были невысокого роста, одеты в кожаную одежду, чернявые и чумазые. Хотя последнее, скорее, умышленно – боевая раскраска. Как по мне, они и так достаточно страшные, даже ничего дорисовывать не нужно. За поясом у одного из них оружие, похожее на мачете, у другого - подобие пращи. Неудивительно, что они не разоружаются, места здесь неспокойные.

Медленными шагами я стал приближаться. Неизвестность, конечно, пугает, но и ждать дальше у моря погоды больше не было сил.

- Здравствуйте, - сказал я спокойным голосом, не совершая резких движений.

В ответ, как водится, тишина. Мужчины переглянулись. Один отделился и пошёл мне навстречу. Пожалуй, самый страшный из этой тройки.

- Тебе нельзя находиться здесь, белый. Иди в свой дом, - заговорил он со мной, подойдя на несколько шагов.

Мужчина был обрит наголо, а через весь затылок, по лбу, по краю левого глаза и до скулы шёл безобразный давнишний шрам от когтей зверя. Жуткое зрелище.

- Я здоров. Я пришёл поговорить, - так просто сдаваться я не собирался.

Мужик смотрит на меня как баран на новые ворота и молчит. Делаю ещё шаг, протягиваю руку:

- Я друг! Всё хорошо! – строю придурковато-дружелюбную мину.

Абориген резко вытягивает мачете и в несколько шагов оказывается у меня за спиной с лезвием, приставленным к моему горлу. Нервно сглатываю.

- Я друг, друг!

После нескольких секунд раздумий тот отводит лезвие, отпускает меня. Он указывает концом мачете на центральную хижину, подталкивая идти в том направлении.

Похоже, это дом Главного. Неплохо. По крайней мере, выясню, что им от меня надо.

Возле строения меня оставляет, смерив строгим взглядом, и Шрам заходит внутрь.
Я, навострив уши, слушаю тихую перебранку в доме.

- Белый спустился в деревню. Он здоров. Что с ним делать? - раздаётся извиняющийся голос моего сопровождающего.

- До праздника Солнца ещё десять лун. Смотри за ним. Пусть ходит с тобой на охоту. Может повезёт, и его сожрёт арагайи. Не принуждай его. Если сам не уйдёт, будем принимать решение на Большом Совете. Иди. Относись к нему как к ученику. Он спас жизнь моего сына. Долг крови - свят, - раздался в ответ лениво-недовольный голос его собеседника.

А я меж тем пытаюсь вспомнить: когда это я успел кого-то спасти? Ну да. Отвлёк монстра, дикари успели его завалить и при этом не пострадали. Что ж, пожалуй, они мне должны. Я не против такого расклада.

В это время отодвигается полог, и показывается мой новоявленный наставник. Лицо его чернее тучи.

- Иди за мной, белый, - бросает он на ходу и возвращается к костру.

«Шашлычники» встречают нас такими же похоронными лицами. Мне указывают на бревно, и я покорно сажусь. Мужики переглядываются, но молчат. Могу их понять: чужак в дружеской компании всегда портит атмосферу, особенно если он незваный.

Около часа я слежу за угрюмыми туземцами, изучаю обстановку и заводить разговор не пытаюсь. Мимо ходят местные, кидая на меня любопытные взгляды, но расспрашивать моих сопровождающих не решаются.

Постепенно набежала любопытная малышня. Стоят в отдалении, время от времени хихикают и выглядывают из-за хижин и кустов. Меня это отвлекает. Вот же - и дети здесь есть.

- Почему ко мне никто не приходил? Туда, в мой дом? - решаюсь спросить.

Шрам поворачивается и, смерив взглядом, раздражённо отвечает:

- Охранный круг там не действует. Сейчас стало неспокойно, дикие звери могут задрать любого. Круг их в деревню не пускает, - заканчивает туземец несколько самодовольно.



Валерия Корносенко

Отредактировано: 10.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться