На краю расчётливости 2. Закон и порядок.

Глава 2.

- Екатерина, больше Вас задерживать я не буду. Все аргументы и доводы приму к сведению. А сейчас, прошу, - он указал рукой на выход.

- Но я... но вы же отпустите Егора? - с надеждой спросила она.

- Я сделаю всё, как того требует следствие. Не переживайте. Виновные будут наказаны. Вам точно больше нечего мне сказать? - спросил он выжидательно смотря на неё, а она, после секундной паузы, отридцательно кивнула. 

- Ну что же, тогда до свидания.

В кабинет ввели Егора и Катя бросилась к нему и обняла.

- Всё будет хорошо, - сказал Егор, - иди, я позвоню, когда всё решиться.

 Она кивнула, размазала слёзы, которые текли по лицу и кивнула ему.

- Я тебя люблю. - Сказала она и вышла, а у Матвея сжалось сердце. Так искренне она сказала это. Так чисто. Давно уже он не верил в такие чувства. Хотя, несомненно, у него были примеры счастливых пар, но их было так мало. 

Самому вдруг так резко захотелось услышать такие же слова. Позвонить что ли маме, подумал он и невесело улыбнулся,  разве что она любила его так же искренне, как Катя своего брата.

Егор внимательно смотрел на Матвея и молчал.

Матвей не стал юлить и что-то придумывать, сразу спросил прямо:

- Это Ходжиев ударил твою сестру?

- Егор кивнул.

- Я бы на твоём месте поступил бы так же, может вообще убил. - Сказал Матвей и получил от Егора взгляд, полный уважения.

- За что он её? Знаешь?

- Это личное.

- Егор, я помочь хочу.

Егор опустился на стул и на секунду прикрыл глаза, думал, стоит ли доверять этому следователю, потом, видимо, принял решение и заговорил.

- Мы с Катей выросли в детском доме. Наши родители бросили нас, когда мне было шесть, а Катюхе девять. Мать пила запойно, отец лупсанил её, когда хотел, он тоже бухал беспробудно. Поэтому нас и определили в детдом, лишив их родительских прав.

Катюха сразу взяла на себя роль главы нашей маленькой семьи. Она отлично спровлялась, для своего возраста.

 Я никогда не чувствовал себя брошенным или обделенным. Она даже дралась из-за меня с мальчишками. - Егор сделал паузу. - Вы же видели её? - спросил у Матвея он, - ну какой из неё боец? Получала она, конечно, сильно, но мне не говорила, всё терпела, а ко мне с лаской всё приходила, конфеты давала. Так и жили.

 А потом я вырос. Стал понимать что к чему, да и поставил всех на место, кто её обижал. 

Тогда, будучи уже пятнадцатилетним парнем, я всё в голову не мог взять, как у неё сил-то хватало отстаивать нас у всего мира, защищать нашу семью?

 Если бы не она, я бы точно сторчался или спился бы, а так она меня любовью окружила, показала, что хорошо, а что плохо... лучшего воспитателя и не придумаешь.

И вот мы выросли. Жилье нам дали, как сиротам. Стали жить хорошо. Я в армию сходил, а она меня ждала. Письма писала. Девушка у меня была, так она и ее поддерживала. Только та и года не прождала, слиняла... но это не суть. - Егор снова о вел взгляд.

- Когда я вернулся, то и устроился к Ходжиеву в строители. У него тогда бизнес в гору пошел, строику раскрутил, вот и понадобились рабочие.

Платил он хорошо. А я работал и радовался. Бригадиром меня через два года сделал! Счастью не быдо предела. 

И всё бы хорошо, да только как-то Катюха ко мне пришла, посмотреть хоть где я столько времени работаю, а Ходжиев её увидел и сам не свой стал. Предлагал ей на свидание сходить, в кино... А она отказывалась. Да и женат он.

Только он то не остановился на этом. Я разговор их услышал. Шантажировал он её.

- В чем шантаж? - спросил Матвей.

- Как-то деньги пропали у Ходжиева из сейфа на строике, а нашли их у меня. Но я не брал! Мне чужого не надо. Да только Ходжиев меня обвинил, грозил посадить меня, а потом я услышал их разговор с Катей. В общем предлагал он ей стать его любовницей в обмен на мою свободу. Вот тут-то я и не выдержал. Избил его от всего сердца. - Егор прямо посмотрел на Матвея. - И поступил бы так же, повторись всё снова. Вот так, следователь. Такая история.

Матвей молчал. Он обдумывал всё то, что услышал. Не похоже, что парень врал. А вот Ходжиеву ему захотелось навешать ещё. Что за животное? Бить женщин? Насильно тащить в постель? Это было выше понимания Ольшанского. Ладно с ним он разберется.

- Егор, я всё понял. Всё нормально будет. - Матвей позвал Артема, - Солнцева отпусти. Ходжиева вызови.

- Понял. -  Артём подошёл к Егору и жестом указал куда идти. Егор кивнул на прощание Матвею, оставив его одного со своими безрадостными мыслями.

- Матвей Сергеевич, - где-то через двадцать минут заглянул  Артём к нему в кабинет. - Можно войти?

- Заходи. Что хотел?

- Мы Солнцева отпустили. Ходжиев что, заявление забрал?

- Заберёт. Дело возбуждать не будем. Ещё какие-то вопросы? - Матвей поднял глаза на Артёма.

- Нет. Ходжиева на завтра на десять часов вызвал. Всё, раз вопросов больше нет, то я ушёл.- Сказал Артём и быстро покинул кабинет.

- Давай. До завтра.

 

 

 

 

 

 



Надя Касл

Отредактировано: 17.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться