На обочине судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 13

35

О важности техники безопасности…

Деревянная халупа, перекошенная на бок, находилась вдали от кирпичных коттеджей, что в какой-то мере давало понять, что этому домику не место среди стеклобетонных дворцов. На окнах не было модных округлых решеток, всего лишь старые пыльные рамы с подтреснутым местами стеклами. Умывальник и сан-узел находились во дворе. Двор весь зарос сорняками настолько, что конопля вымахала в человеческий рост. В кухне на плите происходил сложный химический процесс. В углу стоял красный газовый баллон. На столе, видавшем лучшие времена, были засохшие пятна разлитого красного вина и выцарапанные ругательства. Тем не менее, стол был частью лабораторного оборудования, на котором находились прекурсоры для приготовления метамфетамина. За столом в противогазе сидел молодой человек, колдующий над реактивами. Компаньон, находившийся в соседней комнате, делил на дозы готовый продукт. В дуэте роли были четко распределены: один варит, второй сбывает товар в городе на дискотеках и клубах. Их не смущало, что дом не пригоден для постоянного житья, а оно и не нужно. Важно, чтобы в нем функционировала лаборатория. Поэтому приобрести на отшибе избу было хорошей идеей.

Варщиками называют всех, кто самостоятельно изготавливает вожделенный бутират из прекурсоров, даже если собственно варить ничего не приходится, и весь рецепт звучит как «засыпать щёлочь в лактон и потрясти». Это как раз тот самый случай. Сидящий за столом молодой дилер не заморачивался с рецептом и дозировкой. На днях юный химик открыл для себя перегонный куб. Открыв для себя перегонку, он решил взяться за получение дымящей азотки из селитры. Поставив на плиту нитроваться глицерин, ничего более сварить уже не успел… В результате сильнейшей химической реакции и нарушения элементарной техники безопасности, крыша дома буквально взлетела в воздух, стекла повылетали из окон. Персоны молодых людей, а именно их обгоревшие трупы, попали в вечерний выпуск программы «чрезвычайное происшествие».

– В результате осмотра места происшествия на месте найденных тел, по мнению представителей правоохранительных органов, была обнаружена лаборатория по изготовлению наркотических веществ, – бесстрастно вещала ведущая новостей. – Она находилась на кухне в доме, который принадлежал одному из погибших. Как предполагают эксперты, взрыв произошел в результате небрежного обращения с опасными химическими веществами. На месте происшествия также обнаружен разорвавшийся газовый баллон.

– Сказочные идиоты, – выключив телевизор, произнес здоровый детина, после чего продолжил, есть рагу сомнительного происхождения, – я же их неоднократно предупреждал…

– Ноздрев, а чего ты хотел от них? – ответил некто Повар, мужчина с выстриженным стильным ирокезом на голом черепе. – Хотели без нас работать, не делиться и по собственной дурости отправились на тот свет.

– Ага, – чавкая, ответил мужлан.

Мужчина с нескрываемым омерзением посмотрел на содержимое миски, из которой уплетал приятель.

– Что, ты, мать твою, там ешь? – скривился Повар.

– Мясо, – отрыгнул Ноздрев, – тушеное!

– Мясо?! – усмехнулся мужчина, – а это что?!! Веко?!!!

– Да, ладно!

– Ну, ты настоящий маньяк, Ноздрев! Я с тобой больше водиться не буду, – мужчина вышел на улицу.

37

Вирус безразличия…

Антон вышел из супермаркета с большим пакетом продуктов и направился к машине. Открывая дверь автомобиля, он услышал за спиной молодой мужской голос.

– Простите, пожалуйста, у вас не будет двенадцать рублей, а то мне доехать не на что.

Молодой человек обернулся. На лавочке сидел незнакомец. Может чуть старше его. Он был в тонкой дешевой курточке и кепочке. Антон подошел к парню и протянул пятьдесят рублей.

– Спасибо вам!

– Возьмите.

Паренек был очень худой. Глаза впалые, руки костлявые. Один глаз почти не видит. Сочувственно посмотрев на несчастного, Антон присел рядом.

– Как вы себя чувствуете?

– Я недавно выписался из больницы, мне сделали операцию на глазах. Один глаз не видит теперь… Прихожу домой, думал, что мама обрадуется моему приходу. Я тогда в Москве учился, а из Москвы приехал на операцию. И там мне поставили диагноз – ВИЧ. Она близко подходить не стала, и, не отходя от двери, сказала: ты со своей заразой домой не вздумай заявиться! У меня есть дочь, и воспитывать я буду ее, а сына у меня нет…

– Ей кто-то об этом сообщил?

– Новость рассказала местная врач с соответствующей должностью: инфекционист на общественных началах. А поселок, в котором я жил очень маленький: всего-то «два дома, три доски» – там о сохранении врачебной тайны никто слыхом не слыхивал.

– И как вы дальше поступили?

– Долгое время оставался в больнице – больше жить мне было негде… Как потом узнал: местные тележурналисты тайком установили камеру перед окошечком бокса, в котором я лежал. Когда я выходил на улицу, от меня шарахались, как от чумного в средние века, скручивали в карманах дули и шептали себе под нос проклятия.



Архип Федорчук

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться