На обочине судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 16

44

 

В данной главе имеет место описание быта вымышленных героев. Любое сходство с реальностью случайно. Всё нижеописанное является оценочным суждением и не имеет целью никого оскорбить.

 

Доходы Евгения увеличивались, что позволило приобрести недалеко от города небольшой старенький домик. Время от времени он наведывался в гости к маме, чтобы узнать последние новости о немногочисленных родственниках. По уходу он оставлял ей немалые деньги, которые та наотрез отказывалась брать, явно чуя что-то неладное в делах сына. Однако, парень умело ее убеждал в обратном. С последнего визита прошло больше месяца, и это упущение было решено исправить.

Молодой человек шел по центральной улице от колхозного рынка и свернул в один из проулков. Здесь и начинались эти кварталы, в которых прошло детство. Сложно дать определение этой местности: и ни поселок, и ни деревня, хоть и находится в черте города. Повсюду частные старые домики. Почти у каждого жилища был полисадник, огражденный деревянным заборчиком. Откуда-то доносилось кудахтанье кур. Постепенно старенькие одноэтажные избы заканчивались и начинались новые кирпичные двух, и даже трехэтажные коттеджи, построенные новыми зажиточными хозяевами или приезжими выходцами из бывших советских республик. Евгений шел и слышал из дворов татарскую речь. Татары здесь были всегда, тем более этот город был основан ими во времена Золотой Орды. Доносился вкусный запах жарившегося шашлыка. У коттеджей стояло по несколько машин: в основном российские «десятки» или «Приоры», у тех, кто побогаче – стояли новые черные «Мерседесы» и другие новые иномарки. У татар, как правило, рядом с легковушками, на которых ездил глава семьи или выросшие сыновья, всегда стоял большой грузовик. В основном это были «Камазы» или «ГАЗы» использовавшиеся как основной или дополнительный источник дохода в зависимости от занятости или времени года. У многих татарских семей во дворах кроме личного огорода или курятника имелись сараи, где содержались коровы или бараны – главное составляющее семейного бизнеса. Мужчины ездили на грузовиках в область, где покупали коров. Привозили их сюда, некоторое время выкармливали и отправляли на убой, после чего женщины продавали мясо на местном рынке. Жили не то чтобы очень богато, но и не бедствовали. Отношения с русским населением были, дружеские и добрососедские. Здесь не наблюдалось острых национальных противоречий, которые обострились в стране в период поздней перестройки. На Пасху русские всегда угощали куличами соседей-татар, а в дни татарских и иных мусульманских праздников татарские семьи считали своим святым долгом пригласить и угостить своих русских соседей. Столетия зависимости от Золотой Орды если и оказали свое значение на здешнюю жизнь, то только положительное. Поэтому жили все спокойно и стабильно.

Женя проходил мимо детишек. Как ни странно, они не сидели, уткнувшись в планшеты, а весело и с увлечением играли на улице.

Он невольно вспоминал себя, глядя на них. Тоже вот так играли, носились, обменивались картриджами от тайваньского клона известной японской приставки, видеокассетами с фильмами Шварценеггера, Сталонне, Ван-Дама. Ничего здесь сильно не изменилось. По дороге бывший абориген зашел на рынок, где всё также приезжие кавказцы торговали овощами и фруктами, зазывая потенциальных покупателей. Он вспоминал как лет двадцать назад, будучи ребенком, видел молодых ребят, торгующих на улице пиратскими аудиокассетами. Евгений помнил, как из стоящих рядом со стеллажом с кассетами колонок доносился популярный в девяностые и ныне уже культовый хит Доктора Албана – Let The Beat Go On. На Большой Горной, где уже третий год перестал ходить трамвай двенадцатого маршрута, раньше располагался ряд павильонов. В них можно было купить видеокассету с голливудским боевиком или фильмом ужасов в «авторском» переводе Володарского, Михалева, Горчакова, Гаврилова, Дохалова, Визгунова и многих других никому неизвестных тогда переводчиков. Иметь в те годы хорошую акустическую стереосистему или видеомагнитофон было большой роскошью. Такие вещи стоили тогда огромных денег, и не каждый мог себе такое позволить. Фирменные компакт-диски начали только появляться, поэтому большинство слушали пиратские кассеты. Серьезную музыку на компактах тогда можно было найти только у Сергея Николаевича, чей павильон до сих пор функционировал. В то время он урвал солидный куш на продаже раритетного винила, после чего приобрел в центре города квартиру. Чего нельзя сказать о сегодняшнем состоянии его дел. В середине девяностых был популярен евро-дэнс[1]. Парень помнил, как в детстве, идя здесь по улицам, можно было услышать Mo-Do, Snap, Dr. Alban, Ace Of Base, Culture Beat, Haddaway, Capitan Jack, Yaki-Da, Maxx, 2 Unlimited[2]... Этот список можно продолжать долго. Как правило, кассеты с записями подобных исполнителей распространялись на кассетах фирм Sony, RONeeS, TDK, Basf, Raks. Помнилось, что и не было нормальной полиграфии – на кассетах либо ручкой было написано название группы, или вставлена маленькая полоска бумаги с напечатанной на машинке надписью. Иной раз не было написано названия альбома. Писалось название группы и год. Ни трек-листа, ничего. Например, Ace Of Base 93’ или Сектор Газа 96[3]’. Но эти мелочи тогда мало кого смущали. Одной из первых его таких кассет была кассета с записями одной из любимых команд – «Технология». Евгений до сих пор помнил: это был 1996 год, и альбом «Это война» только вышел. На одной стороне был записан новый альбом, на другой – сборник лучших песен группы. В том же году Жене родственники с Украины передали аудиокассету фирмы Sony, ту самую с сине-желтыми полосочками. И тогда он впервые услышал культовых Ace Of Base, Culture Beat, Richard Marx[4], Depeche Mode, Nirvana[5], ZZ-Top[6]. В детстве и юности это были одни из его любимых групп. Началу его увлечения проверенной временем музыкой положили такие группы как Modern Talking, Blue System, C.C. Catch, Bad Boys Blue, Fancy, Radiorama, Sandra и другие представители, как сегодня называют «дискотеки 80-х». Такое увлечение совпало для него с воссоединением Modern Talking[7], и первым их приездом в Россию. 30 марта 1998 года Дитер Болен и Томас Андерс выпустили альбом Back For Good, который десятилетний мальчишка сразу же приобрел. Он помнил, как его счастью не было предела! Красиво оформленная обложка, отличные англоязычные песни, которые так ложились на детское ухо. Несмотря на то, что альбом, по сути, представлял собой компиляцию лучших песен группы, заново переписанных в новой аранжировке, его щенячьей радости не было предела. Дитер Болен[8] – хороший коммерсант и умеет делать деньги на поп-музыке. Со временем, по мере взросления, евродиско и евродэнс стали казаться Евгению наивными. Произошла полная переориентация на «темную сцену», которая и стала стилем жизни.



Архип Федорчук

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться