На одной сцене

Глава 3.

* * * 
Я рассказала ему все. Точнее, пыталась рассказать ему все сквозь слезы. Все, что видела, знала. Все, что заставляло меня задуматься. Все, что заставляло меня плакать. Мы сидели вместе, обнявшись. Он слушал внимательно, не перебивал. А если я останавливалась, прижимал к себе и гладил по голове.
Это тепло, которое исходило от него, согревало меня и мое сердце так, что мне уже не хотелось уходить, хотелось сидеть так вечно. Ведь мы с Чимином ещё никогда не были так близки. Были разве что только как "коллеги" или товарищи. И то только сейчас. Раньше я смотрела на него с самого дальнего места и восхищалась им, только издалека. А сейчас он так близко, здесь, рядом со мной, сидит и обнимает...

Много чего я рассказала Чимину. Иногда мне казалось, что он скоро лопнет от такого количества информации. А когда я закончила, он спросил:

— Может... может я останусь у тебя, на ночь? А то вдруг, вернётся ещё.

— Как хочешь, не мне тебя заставлять.

На том и порешили. Он заказал нам еды, мы поели, успокоились. Посмотрели небольшую комедию, чтобы на сердце все улеглось. И ещё я долго не могла придумать, где же ему спать? Предлагать спать в отдельной комнате? Как-то  не гостеприимно. Но не приглашать же мне его к себе в постель!

— Итак, где ты хочешь ночевать? — Попыталась я унять свои мыслишки.

— Где место будет, там и переночую, тебе решать. — Ответил Чимин улыбнувшись.

Я уверена, что в этот момент мои щеки пылали так, что даже в темноте можно было заметить их красноту.

— Ну... Э... Я не знаю...

— Вот даёт, живёшь тут столько, а где спать не знаешь, — Сказал он и потрепал меня по голове, — если хочешь, могу лечь в гостиной.

— Но ведь...

— Что?

— Это как-то...

— Как?

— Ну...

— Ну?

— Не гостеприимно...

— Ой знаешь, нашла над чем париться, — возразил Чимин, — я ведь спать буду, какая разница где?

— Ну тогда как хочешь. — Ответила я и принесла ему постельное белье.

Пока он раскладывал постель, я стояла и смотрела на него. Даже в такое время я думаю о том, как он прекрасен. Мало того, что приехал ко мне, чтобы успокоить, так ещё и остаётся у меня, чтобы защитить. Теперь я понимаю, как сильно люблю его. Это не просто та детская любовь, когда понравился красивый парнишка. Здесь уже совсем другое. 
Появилось какое-то жгучее желание обнять его. Я подошла к Чимину со спины и заключила в объятия. Он чуть вздрогнул, но не оттолкнул. Наоборот же, развернулся ко мне лицом и обнял ещё крепче. 
Мы стояли молча. Никто не хотел отстраняться. Стеснение? Нет. Никакого. По крайней мере не сейчас. Казалось, будто мы уже знакомы сто лет. 

— Спасибо. — Прошептала я.

Вдруг зазвенел домашний телефон. И несмотря на мою привязанность, пришлось взять трубку. 
Когда я подошла к телефону на экране высветилось:
"ГОРОДСКАЯ N***СКАЯ ЛЕЧЕБНИЦА N6"

— Это... Из больницы...

— Хочешь я отвечу? — спросил Чимин и, не дождавшись моего ответа, взял трубку. Я успела лишь открыть рот и, как рыба, закрыть его обратно.

— Ало?.. Да... Да, да, все верно... Да... — Слышались отрывки фраз. Я все пыталась понять, что же выражало его лицо, чтобы знать, что с моей матушкой. Не знаю, что там говорили, но лицо Чимина не показывало никаких положительных эмоций. Он нервно теребил покрытие стоя́щего рядом стола.  — Да... Хорошо... Спасибо... До свидания.
Послышались гудки. Чимин опустил трубку и смотрел в пол.

— С ней все будет хорошо, но пролежит ещё недели две точно.

— И все? Она будет жить? Серьезно?... — Меня переполняли радостные эмоции. Хотелось кричать, смеяться, плакать, но...

— Не все, — прервал он и посмотрел на меня, прямо в глаза, настолько грустно, что моя радость сразу улетучилась, — она больше не сможет ходить.

* * *

Проспали. Опять. Радовало только то, что мне не придется бежать одной.

— Да ладно, только не говори что ты каждый день пробегаешь столько. Это же чуть ли не пол города.

— Ну, что поделать, проспала — сама виновата.-Ответила я, на удивление Чимина. 

Как назло, сегодня пошел дождь. А зонт? А зонта нет, сами угадайте почему. У Чимина его тоже не было, и в итоге мы бежали под его курткой. 
Дождь так и колотил по ней, а капли текущие по краям куртки, уже совсем нас вымочили.
Чтобы передохнуть мы остановились на одной из остановок.

— И как ты умудряешься каждый раз не слышать будильник, он же такой громкий.

— А что же ты сам не проснулся, раз слышал его? — Подловила я Чимина. 

— Ну... Э... Я просто думал ты случайно его поставила, не просыпаешься почему-то.

— Ну ну, сам то скорее всего опоздать хотел.

Тут он согласился. Ведь он ни разу в жизни не опаздывал на ни на одну тренировку, тем более на репетицию. Сказал, что так будет намного веселее.

Мы стояли ещё с минуту. Мокрая футболка Чимина плотно облегала его мускулистый торс, выделяя каждую мышцу. Какой же он красивый... Сырые волосы облепили его лоб, а моя челка постоянно лезла мне в глаза. Он смотрел на меня. А я на него. Глаза такие красивые, взгляд такой чистый. Было трудно оторваться. 
Но вскоре я не выдержала и отвела глаза в сторону.

— Ладно, нам пора, пол дороги только прошли, а до занятия пятнадцать минут.

* * * 

Мы быстро влетели в класс все запыхавшиеся, мокрые и смеющиеся. Удивлению тренера не было предела. Казалось, ее глазные яблоки сейчас выпадут — настолько широко были открыты ее очи. В прочем, остальные не сильно отличались от нее. А вот Мунбёль. На ее выражение лица было просто смешно смотреть, может даже страшно. Оно все перекосилось от злобы. Глаза выпучены и ненавистно смотрят на меня, губы сжаты, брови изогнуты и мямлет она что-то непонятное.

— Извините, мы немного припоздали, бабушку через дорогу переводили.

Казалось бы, это должна была сказать я. Но это была не я. Чимин подмигнул мне улыбнувшись. Он весь сиял. Наверное, я его никогда не видела таким веселым.



Марина Чон

Отредактировано: 11.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться