На одной сцене

Глава 10.

Мы сидели в полной тишине. Лишь часы стучали где-то там, на заднем плане. Сидели напротив и смотрели друг другу в глаза. Во взгляде Чимина читалось заметное удивление.

— Да это правда. Все началось на самом деле ещё очень давно. Знаешь, чувствую сейчас себя теми самыми девчонками, которые визжат каждый раз, когда видят тебя!— улыбнулась я, — не знаю, какие чувства были у них, но мои абсолютно искренние. Твой голос... Твой голос, как музыка, играющая на сцене, под которую мне так нравится танцевать... Твои глаза, они настолько красивы и светлы, что когда я смотрю на них, просто таю... А твоя душа, такая чистая и невинная, а главное добрая, великодушная... Ты столько всего сделал для меня, не попросив ничего взамен...— и чем больше я засыпала Чимина комплиментами, тем больше в недоумении расширялись его глаза. А когда я закончила, он спросил:

— Получается, я только что услышал самое настоящее признание в любви...

— Получается да!— улыбнулась я и продолжила, — ты можешь посмеяться надо мной, я пойму, сейчас это совершенно нормально, ведь я и вправду смешная...

— Неправда.

Моя приопущенная голова от неожиданности вмиг  поднялась, и мы встретились взглядами.

— Я тебя тоже...

А вот тут уже настала моя очередь удивляться. 
Что правда? Он не шутит? Говорит серьезно? Неужели такая как я, могла кому-то понравиться, тем более самому Чимину. Даже не понравиться, а полюбиться.

Теперь уже мы оба сидели с широко раскрытыми глазами.

Я не могла поверить. Продолжить разговор было достаточно трудно, слов уже не подобрать. Что же он во мне такого нашел? Что он нашел в той самой чудачке, которая краснеет каждый раз, когда они с Чимином пересекаются взглядами, которая не может во время собраться сама и придумывает глупые отмазки, говоря что переводила бабушку через дорогу, которая со своей неуклюжестью, сойдёт за ходячую катастрофу. В той самой чудачке, которая с первого взгляда полюбила его, всем сердцем, хотя почти не знала его. Что ж, эта самая чудачка, не ошиблась со своим выбором, раз чувства оказались взаимны.

— Ты, наверное, сейчас думаешь, как же так вышло и почему именно ты, — заговорил Чимин, чуть опустив глаза, — если честно, то я и сам не знаю, как так вышло.

Он посидел, подумал, а потом продолжил:

— Ты уж извини, не получится так же красиво сказать о тебе, как ты рассказала обо мне, просто я не умею так подбирать слова, — снова улыбнулся Чимин, — уверен, здесь понадобятся слова намного прекраснее, чтобы описать тебя.

Вау. Это лучшее признание, которое я слышала. Хотя логично, другие я и не слышала вовсе. Почему-то мое сердце до сих пор бешено колотится. Как его успокоить?

— Молчишь... Я бы тоже молчал, будь на твоём месте.

— Прости, — вдруг начала я, — просто... Просто я не знаю, что тут и сказать то. Все слова будто вылетели из головы, — усмехнулась я, — я бы тоже что-нибудь сказала, но боюсь, что это прозвучит глупо.

— Ясно...

И тут мы вновь встретились взглядами. Не знаю, что тогда нами двигало, но мы медленно и неуверенно потянулись друг к другу, а наши губы слились в нежном поцелуе. Да, он был короток, но мне его хватило, чтобы все осознать и понять. Понять что я все ещё не одна, понять, что есть ещё те люди, которые не отвернулись от меня и которым я нужна. Нужна такой, какая я есть, такой естественной, не поддельной и настоящей. Нужна со всеми своими недостатками и немногочисленными плюсами. "Нужна" — вот оно, ключевое слово...



Марина Чон

Отредактировано: 11.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться