На одной сцене

Глава 11.

Наконец-то сегодня выступление. Я все же дожила то этого дня, что очень удивительно. Как ни странно, все были рады моему возвращению. Даже Мунбёль приветливо мне улыбнулась, когда я зашла в балетный класс. В прочем то, тут особо ничего не поменялось, все как обычно: кто-то в уголке разминается, кто-то повторяет свои партии, кто-то мило беседует о жизни и так далее.

— Сара-ан! — уже висела у меня на шее Сола, — как же я по тебе соскучила-ась! — никак не унималась она. А как же я соскучилась по ней и по ее милым кудряшкам! Никогда бы не подумала, что всё, находящееся здесь, мне настолько дорого.

— Никак сама Саран идёт, ну что, готова к своему первому соло? — задорно спросила тренер.

Я в ответ усмехнулась, пытаясь снять с себя не на шутку повеселевшую Солу:

— Спрашиваете, конечно!

Сегодня все как-то необычно, по новому. Нет того самого волнения, тяжести, страха. Ощущается лёгкость и свобода на протяжении всего дня. Складывается ощущение, будто я буду танцевать не в первый раз, а в десятый или двадцатый. Чувствуется уверенность в каждом моем движении. Странно, очень странно. Даже на репетиции я не сбилась ни разу. Только вот колени болели.

Но, к сожалению, моя уверенность и лёгкость развеялись, когда я застала одну картину. Отдыхая, шла я по коридору и краем глаза заметила кого-то в закулисье. Этот кто-то старательно пыхтел над веревками, которые крепят сафиты. Я уж хотела было развернуться и уйти, как поняла, что именно делал этот человек, и кто это был. Этот человек резал веревки, и это была Сола.

"Что?" — пронеслось у меня в голове, и я быстро спряталась за угол. Зачем она это делает? Она же знает, что это такое. Ведь если перерезать или надрезать веревки, то вся эта железная громада с фонарями упадет на сцену. А что ещё того хуже, на сцену с танцорами. Живыми танцорами. Которые после такой катастрофы вряд ли останутся такими же.

Но тем не менее, Сола продолжала резать. Я с ужасом смотрела то на нее, то на сафиты, которые угрожающе покачивались.

— Тупой ножик, — буркнула она и направилась в мою сторону, оставив свое занятие.

Тут уж пришлось показаться.

— О Сола, привет... — попыталась я сделать невозмутимый вид, будто только что пришла.— Что делаешь?

Ее выражение лица вмиг поменялось и вернулось в ту же самую, привычную нам, добродушную подружку:

— А, привет! — ехидно прозвучал ее голосок.

— Что ты там делала?

— Да так, проверяла канифоль. — Виднелась в ее глазах искорка лжи, — пойдем, покажу где он.

Я шла за ней и ничего не понимала. Когда мы с ней отошли на достаточно далеко расстояние от остальных, она заговорила:

— Ты же все видела. — Ее голос сразу же изменился, из доброго в грубый, — видела как я резала. Думаешь я не заметила?

Я встала в ступор. Это точно Сола?..

— Да я заметила, но сейчас не об этом, — продолжала я говорить с широко открытыми глазами, — а зачем? Зачем ты это делала?

— Догадайся.

И тут до меня дошло. Все, абсолютно все стало для меня ясно и понятно. На все вопросы, таящиеся в моей голове, вмиг появились ответы. Это Сола, Сола устроила весь этот цирк. А все ради чего? Ради роли. А ведь достаточно удобно. Меня похищают, все подозрения на Мунбёль я а Сола танцует вместо нас. Неплохо, однако...

— Додумалась наконец-таки? — спросила она, глядя откуда-то сверху. Потом, увидев мой кивок, продолжила, — ловко я вас, не так ли? Избавилась бы сразу от двух соперниц, как по мне, очень даже умно.

Но я всё ещё не могла поверить. Неужели это та самая Сола? Та самая, которая не отвернулась от меня. Та самая, которая каждый раз при виде меня, вешается ко мне на шею. Та самая, чьи кудряшки я укладывала каждое занятие, точнее пыталась. Как она могла? В один момент мне стало так дурно, что ноги начали подкашиваться. Сола? Это все Сола? Моя лушая подруга?

— Зачем я тебе это рассказала? — продолжала она, — да просто так, все равно сплавить вас куда подальше у меня не получится. Так вот, хотя бы под конец насолю, — сказала она, похлопав по верёвке, — а доказательств у тебя все равно нет, так что извини.

Я стояла и смотрела на нее, как на бывшего близкого человека, жалостивыми глазами. Не перестану повторять: мне было очень трудно в это поверить.

— А вот тут ты ошибаешься. — Вдруг вышел из тени кулис Чимин, держа в руках телефон.

— "Додумалась? Ловко я вас, не так ли? Избавилась сразу от двух соперниц, как по мне, очень даже умно", — прозвучало от туда...



Марина Чон

Отредактировано: 11.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться