На окраинах Парижа

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Вернувшись, домой поздно ночью с шестнадцатью евро, Вивьен устало сел на диван и закрыл глаза.
- Какой долгий день, - тихо произнес он, и устало выдохнул.
Жаклин отложила книгу и посмотрела на брата.  Рыжие волосы были собраны в этакий «пучок», а серые глаза с жалостью смотрели на брата.
- Будешь мятный чай? – раздался ласковый голос сестры.
- Если можно.
В доли секунд, в руках у Вивьена оказалась горячая кружка с ароматным чаем из мяты.
- Спасибо, Жаклин. Как прошел твой день? – с улыбкой, и будто с открывшимся вторым дыханием, сказал Вивьен, медленно потягивая горячий чай.
- Скучно. Раздавала листовки где-то часа два, оплатили всего четыре евро. Пыталась найти работу, но везде нужны люди с образованием. Не понимаю зачем. – Девушка тихо выдохнула и опустила глаза. – Остальное время я была дома. Привела в порядок квартиру и задержалась на той книге, которую ты читал когда-то: «Зелёная миля». Ты был прав, сказав, что книга очень тяжела для психологически неуравновешенного человека, - немного посмеиваясь, произнесла девушка, взяв в руки книгу, - тем не менее, книга произвела хорошее впечатление. Жаль, что не прочитала ее раньше.
- Я не имел в виду, под  словосочетанием «психически неуравновешенного» тебя, - немного грубо ответил Вивьен, хмурясь.
- Брось, Вивьен. Мы оба знаем, что ты имел в виду, - рассеяно сказала Жаклин, и девушка непринужденно открыла книгу.
- Если принимаешь это за оскорбление, то дело твое. Не собираюсь извиняться за придуманные суждения. Вы – женщины – любите искать скрытый смысл там, где его нет, и уж очень любите принимать все сказанные вещи, на свой счет. Вот в чем ваша ошибка.
- Я и не прошу извиняться, Вивьен. Не ищи скрытый смысл так, где его нет, - с улыбкой произнесла Жаклин и замолкла.
Вивьен удивленно посмотрел на сестру, но ничего не сказав, посмеялся.
Парень смотрел на Жаклин, медленно попивая нескончаемый чай.  Рыжие волосы были небрежно собраны в ярко-голубую резинку, а «остатки» спадали на худые плечи. Серые глаза быстро бегали по строчкам, а алые, пухлые губы не спеша потягивали  мятный чай из медной кружки. Она сидела на кресле, собрав под себя ноги. Легкое платье нежного цвета прикрывало ноги, и никак нельзя было разглядеть белые, худые, как спички, ноги. Красные, яркие, крупные бусы тяжело висели на шее, прикрывая выпирающие кости ключицы. Хрупкая, красивая, но с сильным и независимым взглядом она могла удивить любого прохожего. О необычайной красоте своей сестры Вивьен знал и понимал, поэтому не подпускал никого. Кто их знает, вдруг они захотят воспользоваться и навредить ей? Они были полными противоположностями, вовсе не похожими: он вечно темный, а она вечно светлая. Темные круги под глазами совсем «съели» его зеленые глаза, а черные волосы, почти никогда не расчесанные, были сами по себе. Единственное, что не ушло с тех детских времен, так это прямая осанка и излишняя гордость.
Так незаметно и пролетел вечер, а потом и ночь…
Жаклин проснулась под утро, потянувшись, она оглянула комнату и закатила глаза. Вивьен неустанно читал какую-то книгу, сосредоточенно и с нахмуренным лицом.
- Вивьен, тебе бы следовала ослабить мышцы лица, а то прихватит, небось, - посмеиваясь, проговорила Жаклин, проходя мимо с кружкой на кухню.
Парень отвлекся и лишь еще больше нахмурился, и проследил взглядом за сестрой до самой кухни. Не начиная читать, он посмотрел на часы.
- Почему ты не сказала, что уже шесть утра?! – воскликнул Вивьен, и, отбросив все, начал собираться.
- У тебя какие-то дела? – удивленно спросила Жаклин, кладя ягоды шиповника в чайник.
- Мне нужно в парк, - через силу выговорил он, показывая не желание говорить дальше.
- В шесть утра? – серые глаза увеличивались все больше и больше, и следили за спешкой брата. – А не рановато ли для рисунков? Или ты не в парк, а к девице какой? - смеясь,  говорила девушка, уже, несмотря на парня.
От грозного и нахмуренного взгляда  брата,  девушка еще больше залилась звонким смехом.
- Я деньги иду зарабатывать, а она смеется, - бубнил Вивьен, надевая куртку. – Ключи я оставляю тебе. Не выходи из дома, дверь никому не открывай, не работай сегодня, я прошу тебя, лучше наведи порядок, а то создается ощущение, будто я один здесь живу.
Вивьен подмигнул на последних словах и быстро вышел из квартиры.
- Что ты сказал?! – воскликнула девушка, недоумевая от речи брата. Посмотрев на комнату, где были разбросаны вещи, над грязными чехлами дивана и кресел на свету летала пыль, а на столе стояли грязные кружки и тарелки, Жаклин вздохнула.
- Не так уж и грязно, - досадно проговорила она и прошла на кухню.
Наливая кипяток в маленький чайник с мятой, Жаклин с улыбой вдохнула аромат: по всей комнате, да и наверняка во всем доме, прошелся аромат великолепного чая с шиповником и кусочками яблока. Налив себе в кружку, она прошла в комнату и сев на кресло, начала разглядывать в комнату.
- Почему нельзя назвать это «творческим» хаосам? Тогда и убираться не нужно…
Внезапно раздался звонок и два стука в дверь. Жаклин испуганно посмотрела в сторону коридора, тихими шагами она пробралась к двери и посмотрела в глазок.
- Извините, мы Ваши новые соседи, хотели познакомиться, - прозвучал задорный голос за дверью.
- Ага, хотели, - прозвучал еще один, но более грубый и низкий.
- Рони, прекрати.
Жаклин с любопытством глядела на эту картину, совсем забыв про то, что в руках у нее была кружка горячего чай. Кружка наклонилась, и вся жидкость вылилась прямо на любимое платье Жаклин.
- Господи! – громкий и яркий возглас прозвучал по всему дому.
- Кажется, нам  не рады, - снова прозвучал монотонный голос.
- Да подожди ты! – уже сердито проговорил первый, - может, наша помощь нужна. Это девушка, кажется. Мадам, Вам не нужна помощь?
- Нет, уходите, - уже собраннее произнесла Жаклин, вспоминая наказ Вивьена.
- Точно? Все в порядке?  - настойчиво проговорил мужчина.
- Я ведь сказала уже, - грубее проговорила Жаклин, отходя от двери.
Послышались отдаляющиеся шаги, девушка выдохнула и взглянула в зеркало. На платье нежного бежевого цвета виднелось яркое пятно. Жаклин тяжело выдохнула с огорчением на лице.
- Теперь еще стирка вместе с уборкой, а все из-за этих, - зло произнесла девушка, снимая платье.
Часы пролетали быстро, в это время Вивьен ходил по парку, предлагая портреты за пять евро.
- Мадам, Ваш рисунок будет великолепен, так как, Ваша красота осветила весь парк! – с откровенной лестью и неискренним восторгом вторил Вивьен прохожей женщине.
- Ох, вы так думаете? – засмущавшись,  проговорила женщина, садясь на лавочку следом за Вивьеном.
- Безусловно! – говорил Вивьен, - поверните голову немного вправо, и чуть-чуть приподнимите подбородок. Вот! Великолепно, мадам!
Считанные минуты и портрет «прекрасной» незнакомки готов.  Яркий восторг от портрета и первые пять евро за все утро. Вивьен с жалостью посмотрел на деньги, и, выдохнув, надел улыбку и снова начал предлагать портреты. Случайно посмотрев на одну из лавочек, Вивьен узнал ее. Небесно-голубого цвета платье обволакивало белоснежную кожу, и очень подходило под медовый цвет глаз. Белокурые волосы были аккуратно уложены на хрупкие плечи, а улыбка, как и в тот вечер, не уходила с лица. Вивьен словно потерялся, смотря на прекрасную Валери. Проходящий мимо прохожий, торопясь, задел парня, от чего он упал и рисунки выпали из старого рюкзака. Очнувшись, Вивьен начало собирать содержимое, ругая себя за невнимательность и рассеянность.
- Кажется, я забыла у Вас рисунок, месье. – Ударная молния охватила Вивьена, когда он снова услышал этот голос. Подняв глаза, он снова не мог оторвать глаз. – Вставайте.
Девушка собрала некоторые рисунки и с любопытством  рассматривала их. Немного детские и в то же время прекрасные эмоции охватывали в ту секунду Валери, когда она придирчиво рассматривала каждый рисунок. 
- Какие у Вас мрачные рисунки, - озадачено произнесла девушка, отдавая их Вивьену.
- Это не мрак, это одиночество, - небрежно произнес парень.
- Разве не одно и то же?
- Вы считаете, что это одно и то же?
- Мрак равен одиночеству, как и боль. Простое уравнение.
- Мрак – избыток света, одиночество – избыток похожей души. Поэтому, это разные вещи.
- Ваше мнение мне понравилось, в нем есть смысл, но все же, мрачная жизнь и одиночество – звучит одинаково.
- Ваше имя Валери? – неожиданно задал вопрос Вивьен, не желая продолжать дискуссию.
- А Ваше? – с кокетливостью произнесла Валери, пристально и с улыбкой, смотря на парня.
- Вивьен.
- Ну, что же, Вивьен, надеюсь, вы найдете свет и похожую душу.
Валери с улыбкой прошла обратно к лавочке, где ее начал с недовольством расспрашивать о чем-то, сидящий мужчина. Девушка в это время неотрывно смотрела на ушедшего Вивьена. Легкие мурашки пробежали по всему телу, создавая ощущение маленького и приятного дребезжания в сердце…



Audrey Brooklyn

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться