На острие гнева

Глава 2

Дорога до соседней деревни пролетела едва ли не мгновенно, а вот назад друзья шли долго, скрашивая путь разговорами. Они говорили о будущем, о планах и стремлениях. Молодость часто говорит о таком, а потом случается жизнь. Вернулись в Тризу к вечеру и решили заглянуть в местный трактир. Он здесь единственный, но годный: с живыми песнями от талантливых местных, а иногда и приезжих, бардов; с вкусной едой и неразбавленной выпивкой; с доступными ценами. Триза, хоть и разрослась за последние годы благодаря стараниям Драгана и Вилоры, все еще была деревней, до города не дотягивала, и трактир являлся чуть ли не единственной достопримечательностью.

– Тебе же нужно к ужину быть дома, – сказал Бессон, положив руку на затылок и как бы стесняясь напоминать.

Андаир взглянул на него с вызовом и отрезал:

– Мне не надо.

Бессон только пожал плечами, мол, поступай как знаешь.

Вечер задался. Эль тек рекой, местный бард заливался соловьем, от души развлекая посетителей, вдобавок, мужскую компанию раскрасила Талина. Рыжая красавица пришла не одна, а с подругами. Талина давно томно поглядывала в сторону Андаира, а сегодня решила брать быка за рога. Бык, надо сказать, был совсем не против. Спустя пару часов девушка сидела на коленях у вальдара, жарко целовала в губы и скользила пальцами по вырезу его рубашки, явно сетуя, что он так неглубок.

За дальним столом у сцены все мрачнее становился Олдан. Он сгорбился и то и дело бросал хищные взгляды в сторону вальдаров, недоумевая, почему у этих недоумков все выходит, хотя они даже не стараются, а ему ничего не дается, сколько бы не усердствовал. Он столько же часов потратил на освоение магии, да что там – втрое больше, но так и не стал вальдаром. Позавчера Вилора намекнула, что стоит оставить попытки. Последней каплей стала Тали, повисшая на Андаире, как последняя шлюха. Сколько лет Олдан оказывал ей знаки внимания? Сколько проклятых булочек ей принес? И что же? Посмотрела она на него хоть раз, как на мужчину? Куда там! Зато трется сиськами об этого недовальдара, единственное достижение которого быть папеньким сынком. Что стал бы он делать, если отцом ему был никчемный пекарь, а не прославленный воин Драган?

Такие невеселые мысли совсем унесли Олдана прочь из реальности, да так, что даже его приятели, не из числа вальдаров, а из деревенского сброда, стали окликать и дергать за рукав. Их Олдан тоже недолюбливал. Неудачники, лентяи, гулены и выпивохи, – думал сын пекаря. – Мне с ними не по пути. У меня есть цели, я добьюсь лучшей жизни, даже если десяток Андаиров встанут на моем пути, даже если сотня…

Андаир, собственно, ни на чьем пути не стоял, а наслаждался теми удовольствиями, которые предлагала жизнь, но, несмотря на эль и жмущуюся к груди Тали, заметил недобрые взгляды Олдана и его дружков. Заметил, но не счел нужным поостеречься. После утренней выходки Олдана у вальдара руки чесались поколотить его как следует. По-взрослому, а не понарошку. На тренировке Драган этого бы не позволил, но здесь… Здесь бы Андаир от такого удовольствия не отказался, только не хотел сам провоцировать, отец и так зуб на него точит.

Из открытых нараспашку дверей потянуло ночной прохладой. За окнами совсем стемнело, когда к столу друзей подошел один из дружков Олдана. Нагло взял их полупустой стакан с элем и, поигрывая им, спросил у Андаира:

– Ходят слухи, что ты не уважаешь простых людей?

Вальдар только усмехнулся и вскинул бровь. Кажется, его чаяния сейчас сбудутся, примитивный способ устроить драку уже начался.

– Даже отвечать не хочет! – обернулся к своим высокий, слегка сутулый парень и развел руками. Повернулся снова, уперся руками в стол и заговорил быстро. – Говоришь, деревенский сброд тебе не ровня? Избранным себя возомнил? Смотри, как бы твою магию тебя в пасть не затолкали!

Андаир легонько подтолкнул коленом Тали, чтобы встала, медленно поднялся и взглянул в глаза сутулого:

– А… Да и попробуй.

– Затолкай, ну-ка! – в голос заржал Ивор, хлопнув себя по коленке. – Серьезно, я хочу на это взглянуть.

Бессон лениво развалился на стуле, наблюдая за всем вокруг, словно сытый кот, полуоткрыв глаз. За спиной первого скандалиста нарисовались помощники.

– Правильно, пригодятся, – кивнул Андаир. – Сам-то небось не затолкаешь.

Сутулый оттолкнул стол со своего пути и шагнул к вальдару.

– А ну пошли прочь! – что есть мочи завопил трактирщик и кинулся к ним с тряпкой наперевес. – Ишь, что удумали! Выметайтесь на улицу, крадуна на вашу голову!

Соперники не сводили друг с друга глаз, но в какой-то момент решили, что лучше будет покинуть таверну.

– Глупцы, – шепнул Бессон на ухо Андаиру по пути на улицу. – Как будто у них есть шансы.

– Шансы есть у всех. Другое дело, что они не сумеют ими воспользоваться, – подмигнул ему сын Драгана.

Вслед за ними вышли пятеро дружков Олдана, и он сам нарисовался.

– Думаешь, вшестером справитесь? – насмешливо спросил у Олдана Ивор и стянул рубашку через голову. Бросил ее девчонкам, столпившимся у дверей таверны. – Сохраните, а то эти хоксовы* дети еще порвут.

Ивор поменьше, чем друзья, ростом, уже в плечах, компенсировал это ловкостью, в которой ему не было равных. Ему бы не на мечах сражаться, а с кинжалами, как принято у разбойников, или с парными кинжалами покрупнее, как принято у фаурренов*.

– Олдан, хватит прятаться за спинами друзей, – позвал Андаир, поигрывая кулаками. – Или не друзья они тебе вовсе, а так, дураки, которых ты втравил в неприятности? Выходи, или песком не запасся?

Хлопнула дверь таверны, загомонили потревоженные девчата, и рядом с дружками Олдана встали пятеро незнакомцев. Они весь вечер просидели в таверне за отдельным столом, не отсвечивали, общались только между собой и знакомства с другими гостями не выдавали. Андаир обратил на них внимание еще в начале вечера, но, так как они вели себя мирно, решил, что это простые путешественники.



Данта Игнис

Отредактировано: 27.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться