На острие гнева

Глава 7

Как назло ключи не подходили. Андаир перепробовал все пять. Не может такого быть, какой-то должен подходить. Вальдар сам видел, как ключ с этой связки еще недавно сделал свое дело. Голоса фаурренов звучали все ближе. Несколько мгновений и Андаира найдут, это нисколько не успокаивало. Пальцы сделались ватными и неуклюжими. Вальдар пихнул очередной ключ в замочную скважину, но он застрял на середине и не желал выбираться обратно. Андаир дернул сильнее и вставил следующий. Над головой мелькнула тень. Слишком поздно.

Фауррен бросился на Андаира сверху. Вальдар почти отчаялся. Гэртовы кандалы лишали его возможности убежать, и сейчас здесь соберутся все серомордые из отряда. Андаир откатился в сторону и, когда фауррен прыгнул на него, резко выбросил вверх обе ноги. Попал прямо в яблочко, кажется, челюсть противника хрустнула, и он с завыванием осел на задницу. Добавить бы тебе, да некогда, рассудил Андаир и снова занялся замком. Нужный ключ, наконец-то, нашелся. Вальдар едва не расхохотался, услышав заветный щелчок, но радость была недолгой.

 Фауррены впятером обступили Андаира. Он вскочил на ноги и рванул к лесу, но путь преградил выскользнувший из теней шестой противник. Вальдар ударил его головой в лицо. Тот пошатнулся, но устоял, вцепился мертвой хваткой Андаиру в плечи. Ухо и спину обожгла волна боли от ударов набросившихся сзади врагов. Вальдар присел и как раненый медведь вскочил, раскидывая фаурренов в стороны. Они тут же вернулись. Неведомая раньше Андаиру ярость наполнила его до краев, время будто замедлилось. Он больше не ощущал ударов, но сам бил метко, выводя противников из боя одного за другим. Казалось, вальдар растворяется в этой злобной агонии, больше нет ни его, ни мира, нет ничего, только вечная сила безбрежного хаоса. Он мог бы победить десяток врагов, а может и больше, но судьба распорядилась иначе.

Все окончательно пропало, когда со склона спустилась Ругана. Она ударила чудовищной волной холода, не разбирая, кто друг, кто враг. Сразу по всем сражающимся. Магия обогнула фаурренов и заморозила вальдара. Чародейка подошла ближе и довольно потерла руки, остановившись возле обездвиженного Андаира.

– Забирайте его, недотепы! – приказала Ругана фаурренам. ­– Он не придет в себя еще долго.

– Он вообще выживет? – спросил кто-то из фаурренов.

– Выживет, что ему сделается, – усмехнулась магичка, развернулась и направилась к дороге. – Но хреново ему будет. Достойная расплата за тупость.

 

Андаир очнулся только через сутки. Открыл глаза в сумерках и сразу понял, что ничего не вышло. Побег провалился. Вальдар не смог пошевелиться, тело все еще было заледеневшим и отказывалось подчиняться. Рядом спал Бессон, видно пытался отогреть друга своим теплом. На фоне болезненных ощущений от побоев и магических повреждений на Андаира вдруг накатила тоска, хотелось исчезнуть, не быть, и никогда всего этого не видеть. Не помнить того, что сотворили со всеми, кого он любил.

На рассвете повозки резко остановились. Фауррены громко переговаривались между собой.

– Что случилось? – пробормотал Андаир, с трудом вырываясь из тяжелого сна, который пришел только перед рассветом. Вальдару удалось привстать, но через мгновение он рухнул на пол повозки.

– Лежи, не дергайся. Сейчас это бесполезно, – сказал Бессон, оглядываясь по сторонам. – Не пойму что случилось. Они встретили каких-то людей и о чем-то говорят. Таскают какие-то коробки…

Вскоре Бессон присвистнул и сообщил:

– Великий Танос, да они портал собирают. Ни разу в жизни не видел нестационарный портал. Это ж какие деньжищи! И что? Все ради того, чтобы нас куда-то отправить?

Дверь клетки лязгнула. Внутрь ввалились фауррены, схватили сначала Бессона и поволокли к порталу. Затем вытянули за ноги Андаира. Он все еще не мог шевелиться, разве что в руки постепенно возвращалась чувствительность. Вальдара сложили на светящейся платформе, мир кругом залился ослепительным светом и схлопнулся. А через мгновение распустился ярким цветком, закружился и выплюнул человека в другом месте.

Андаира снова схватили и поволокли. Он пытался разглядеть, где оказался, но после переноса голова кружилась, а в глазах плясали белые пятна. Какие-то хозпостройки, высокие деревья и… Крепость? Вальдара протащили по коридорам и бросили на холодный каменный пол. Снова подняли, приковали к стене и вышли. Зрение наконец-то вернулось, и Андаир рассмотрел то, что и так уже понял: он в темнице. Рядом с ним, на той же стене, приковали Бессона. Тусклая лампочка в комнате напротив, отделенной решеткой, была единственным источником света. Никаких окон.

– Добро пожаловать, – усмехнулся Бессон.

– Лучше бы им убить меня поскорее, – отозвался Андаир и с силой дернул запястьями. Цепи лязгнули и натянулись. Вальдар снова мог двигаться, вот только теперь его надежно держала новая клетка. Сейчас он мог думать только о свободе и мести. – Если выберусь…

– Не хочу тебя расстраивать, – вздохнул друг. – но, кажется, нам конец. Думаю, даже сгнить здесь не дадут, прикончат раньше. Вообще не понятно, зачем тащили в такую даль?

Долго и тщательно пленники осматривали цепи, искали трещины в стене или, на худой конец, какой-нибудь камень, который поможет выбраться. Если не разбить оковы, то хотя бы голову неосторожного тюремщика. Но надежда не показала вальдарам светлого лика, уступив место холодной беспросветности, что в этой темнице правила безраздельно.

Вальдаров оставили в покое надолго. Только покой оказался с подвохом. Прикованные за руки и за ноги к стене они не могли ни присесть, ни прилечь, только опереться на ледяные камни за спиной. В первые часы было терпимо, не слишком холодно, но потом с каждой минутой становилось все хуже.

Андаир прижался к стене, наплевав на то, что внутренние органы грозили превратиться в свежезамороженные, и пытался подремать. Выходило плохо. Жизнь еще не научила его спать стоя. Сонный взгляд вальдара то и дело возвращался к каменному полу. Он казался таким близким и таким недосягаемым, невыносимо сильно хотелось свернуться на нем клубочком и хоть ненадолго расслабить затекшие мышцы.



Данта Игнис

Отредактировано: 27.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться