На острие меча

Размер шрифта: - +

3. Самый жуткий кошмар

Наутро Уна застала внизу неприятную картину. Евен разговаривал с сердитым лордом Галленом; за Евеном в объятиях хозяйки стояла заплаканная девушка – кажется, одна из служанок, но не дочь хозяина. За лордом, насупившись, молча стоял Сапсан, а по обоим бокам от него Фалькон и Дантер, которые тоже не рады были сложившейся ситуации. Изайя с интересом наблюдал за происходящим из-за стола, и встревоженный Роук сидел рядом с ним. Больше в зале никого не было.

– Сколько поставите на то, что она была не против? – полушепотом спросил Изайя, когда Уна по стеночке прошла к столам и присела на лавку.

– Что? – Уна раздраженно обернулась к наемнику.

После вчерашнего нетрудно было догадаться, что произошло между Сапсаном и служанкой. Уну оскорбили слова Изайи:

– Что ты… Что вы такое говорите? Девушке совсем не смешно, между прочим.

– Прошу меня извинить, – не очень искренне отозвался тот. – Вас вчера здесь не было, когда эта особа лезла к солдатне и даже к лорду. – (Даже?) – Хотела, чтобы ее забрали в город, но никто, конечно, не согласился, и на ее заигрывания не отвечал. Видите, я честный человек, госпожа Уна, не воспользовался доверием девушки, а вы злитесь на меня с утра пораньше.

– Ближе к делу, пожалуйста, господин Изайя.

– Извините. Так вот, к чему я веду: не может ли такое случиться, что девушка обратилась, так сказать, к последнему шансу, то есть, к нашему Самсону-Сапсану?

– Это не повод, – все еще раздраженно ответила Уна.

– Конечно, не повод, – пожал плечами Изайя, – но я об этом и не говорил.

– Никакие ставки я с вами делать не буду, это низко. Роук меня поддержит.

Парень, услышав свое имя, опасливо покосился на Уну и Изайю, не желая вступать в этот разговор. Уна нечестно перевела стрелки на Роука, чтобы наемник от нее отстал и она могла послушать, о чем говорят милорд и Евен. Но Изайю так просто не отвлечь, и он начал сам пересказывать суть диалога.

– Девушка хочет, чтобы Сапсан как честный мужчина взял ее с собой, и хозяин с хозяйкой ее поддерживают. Что еще раз доказывает мою теорию… простите, госпожа. Но милорд-то понимает, что Сапсану она даром не сдалась, и тащить девушку неведомо куда очень накладно. Он предлагает откупиться.

Пока Изайя рассказывал о происходящем, сделка состоялась, и хозяин получил на руки некую сумму. Он велел жене увести девушку и с прежней любезностью сказал, что сейчас подадут завтрак. Ему все равно, что происходит, лишь бы получить свою долю.

Как только посторонние покинули зал, лорд Галлен резко обернулся к Сапсану и поднял кулак, желая ударить его. Милорд в силу роста возвышался над солдатом, как гора, а тот еще и сжался, словно побитая собака. Лорд сдержался и только махнул рукой.

– Еще раз… – пригрозил он, не закончив предложение. Сапсан и сам мог вообразить, что с ним сделает лорд.

Галлен подошел к столу и с участием спросил:

– Вы в порядке, госпожа Уна?

Его серые глаза немного смягчились при виде девушки. Уна догадалась, что Изайя рассказал о вчерашнем.

– Все хорошо, – кратко отозвалась Уна.

– Клянусь, госпожа Уна, этого больше не повторится. Самсон, – он обернулся к Сапсану, и его взгляд вновь обратился в сталь, – ответит за свои поступки.

– Благодарю за заботу, милорд.

За едой они едва ли разговаривали, но если кому-то случалось начать беседу, никто из говоривших не обращался к Сапсану, и тот молча работал ложкой, сидя за другим столом. Кажется, только лорд, его верный сэр Фалькон и Уна не одобряли поступок Сапсана: Роук не мог определиться, как себя вести, а Изайе и Дантеру было все равно, но они молчали, не желая гневить лорда.

В такой же тишине они подождали, пока им оседлают лошадей, и двинулись в путь. Только по дороге все начали оттаивать. Первым сломал лед, конечно же, Изайя. К счастью, он не стал рассказывать одну из своих многочисленных историй, включавших чьи-то отношения и все с ними связанное, а достал из кладовой воспоминаний рассказ о солдате, потерявшем свои сапоги и две недели скрывавшем это от своего командира. Все заулыбались и вскоре ехали, как ни в чем не бывало. Солнечная погода и сухая дорога располагали к хорошему настроению.

Сапсан на этот раз ехал позади всех на некотором расстоянии и отвечал за вьючных лошадей. На его щеке наливался синяк: все же кто-то не выдержал, пока Уна не видела; скорее всего, сэр Фалькон. Роук и Дантер снова ехали вместе, вполголоса обсуждая вчерашних девушек, и остальные сделали вид, что ничего не слышат. Какое-то время Уна ехала с Фальконом, и он принес ей свои извинения.

– Только вчера сказал, что за маленьким отрядом легче проследить, – и сам же не уследил, – понурился он.

– Прошу вас, сэр Фалькон, не переживайте. Я была вооружена кинжалом. – И не только.

Его это не убедило, и Уне пришлось добавить, что Изайя за ней приглядывает. Потом она перевела разговор на безобидные темы: как спалось и понравился ли завтрак. Когда в разговоре повисла особо длинная, но не напряженная пауза, милорд обернулся и поманил девушку скупым жестом. Изайя натянул поводья, и Уна заняла его место на дороге рядом с милордом.



Александра Караваева

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться