На поезде к звёздам

Font size: - +

Часть 1 / Глава 15

Оповещение об отборе детей, которые поедут в Центр, оказалось крайне внезапным для жителей Инсбурга. В дверь дома кто-то стучал, взрослые осторожно открывали дверь, как внутрь практически врывался человек с автоматом наперевес и просил быстро привести ребенка, называя его имя, фамилию и даже особенные черты, чтобы ему не подсунули другого.

Прощание в семье Туполевых тянулось долго, пока солдат не оторвал ребенка из объятий отца и матери. Лена кричала, прося оставить им ребенка, а Сергей с гордым лицом стоял и смотрел Захару вслед. В лице ребенка не было страха, лишь интерес и желание узнать, что предстоит дальше.

Из тех, кто еще с утра проходил осмотр, осталось процентов тридцать. Захар оглядывался, изучал, кто составит ему компанию в таком тяжелом и долгом пути. Очень мало знакомых лиц. Братья Вадик и Славик, в лица которых Захар вглядывался еще в момент выступления Дмитрия. Они не понимали, куда их везут, зачем и что им предстоит. Они также не понимали, что такое корабль, зачем нужно Поколение и почему все так хотят на него попасть.

А еще была она. Каштановые волосы, зеленые глаза. Он снова увидел ее, все больше убеждаясь, что раньше не встречал ее в городе.

Их всех посадили во второй вагон. Изнутри он представлял собой уютное помещение, узкий коридорчик и множество кроватей. Это были простые деревянные полки, но на каждой из них находился пышный мягкий матрац, мягкая и, что более важно, чистая подушка и пара простыней. Когда Захара подвели к его кровати, он так и плюхнулся в нее, понимая, что его уносит волна легкости. Но внутри него разгоралось двоякое неприятное чувство: он боялся больше не увидеть родителей, но еще больше его тянуло к Поколению. Вряд ли его смог бы понять хоть один из его сверстников.

Поезд еще стоял, когда в вагон к детям вошла женщина лет тридцати пяти. Она шла по вагону, садясь поочередно через каждые две кровати и что-то всем рассказывая. Захар посмотрел на соседнюю кровать и только сейчас заметил, что девочка, которая его так завлекла, сидела рядом и женщина, вошедшая в вагон, скоро подойдет именно к ним двоим.

- Как тебя зовут? - спросил Захар.

Она развернулась в сторону Захара и, окинув его взглядом зеленых глаз, сказала:

- Оливия, а тебя?

- Захар. Я все хотел спросить и вот решился, почему я тебя никогда не видел в поселке?

Она замялась и Захар, заметив это, поспешил сменить тему:

- Уже ждешь, как окажешься на Поколении?

- Я... Не знаю. Я хочу домой. 

Теперь до Захара дошло, почему глаза Оливии казались ему такими выразительными и живыми - они наполнялись едва заметными слезами. Захар не пытался вновь завязать разговор, он понимающе кивнул, и в этот же момент к ним подошла женщина, о чем-то беседующая со всеми детьми.

- Привет, ребята, - сказала она, садясь на кровать Захара. - Меня зовут Маргарита Валерьевна, я буду вас сопровождать до Центра, а потом и обратно, если вас не отберут в команду Поколения. Мы скоро двинемся, будет трясти, но вы не волнуйтесь. Примерно через час вас покормят. Если возникнут какие-то вопросы, обращайтесь ко мне.

- Когда мы доедем? - сразу задал свой вопрос Захар.

- Завтра утром мы уже будем в Центре. У вас все хорошо?

Захар с Оливией кивнули, а Маргарита прошла дальше. Захар еще раз взглянул на свою соседку, но она уже легла и уткнулась лицом в подушку. Он слышал ее тихие всхлипывания.

Как и сказала Маргарита Валерьевна, буквально через пару минут поезд издал протяжный гул и пришел в движение. Захар всем телом ощутил движение огромной железной машины. Будто земля начинала уходить из-под ног, а Туполев-младший никак не успевал ее настигнуть. Многие дети испугались, кто-то даже вскочил с кровати, но Маргарита подходила и каждого в отдельности успокаивала. 

Прийдя в себя от начала движения, Захар взглянул в окно. 

Огромное окошко поезда было заляпано машинным маслом, отпечатками рук инженеров и грязью, отлетавшей из-под колес уходящего все дальше и дальше от Инсбурга поезда. За толстым слоем стекла мальчик видел бескрайние поля, усеянные желто-коричневой растительностью. Сначала ему показалось, что это огромные пшеничные поля, которыми можно прокормить десятки Инсбургов, но всмотревшись внимательнее, он понял, что это пожухлая от палящего Солнца трава, выросшая до невероятных размеров. Точно такая же трава росла за городом, но здесь она была во много раз выше и еще более жухлая. Захару сразу вспоминалась речь Лестера в его кабинете.

Примерно через пол часа пути вдалеке показалось огромное здание. Захар и все остальные дети буквально телами прилипли к окнам, разглядывая грандиозную, по масштабам Инсбурга, постройку. В здании не было стекол, верхние этажи давно разрушились и по большей части лежали грудой бетона на земле. Захар видел, что даже в этой свалке сырья нет ни единого металлического кусочка, чувствовалась грозная рука Центра, выгребшего весь металл.

Обед, как и обещали, принесли ровно через час. Ничего удивительного им не подали, небольшая тарелка безвкусного супа, где только в каждой второй тарелке плавал один кусочек мяса размером с мизинец, и тарелка с пюре. Единственное, что оценили все дети, - это посуда. Они ели с белых глиняных тарелок, разрисованных удивительными синими узорами. У кого-то эти узоры напоминали животных, но у большинства это оказались произвольные линии, не создающие определенного рисунка, отчего у детей вдоволь разыгралось воображение.



Владислав

Edited: 18.02.2018

Add to Library


Complain