На поезде к звёздам

Font size: - +

Часть 1 / Глава 23

Градоначальник сидел в своём кабинете, когда к нему зашел Сергей, державший Захара за руку.

- Доброе утро, Лестер, - сказал Сергей. - Нет желания послушать о том, что происходит в Центре? Мне кажется, тебя это очень даже заинтересует.

- Я вроде ясно сказал, чтобы Захар пришел ко мне завтра, а сегодня выходной, разве нет?

Лестер внешне разозлился, что его жест доброй воли не оценили, но внутренне обрадовался сложившимся обстоятельствам. В целом, он предполагал такое развитие событий.

- Это не потерпит до завтра.

Сергей и Захар присели напротив Лестера.

- Ладно, я вас понял. Даже хорошо, что вы пришли сейчас. Захар, можешь начинать свою историю, а ты, Сергей, пойди и перескажи всё Михаилу. Мы не можем пока собирать общину, поэтому придется пользоваться сарафанным радио.

Сергей кивнул и вышел из кабинета, а Захар преисполненный гордостью и уверенностью стал излагать Лестеру каждую мелочь, увиденную по пути в Центр. Он припомнил даже больше подробностей, чем когда рассказывал отцу, потому что понимал, насколько важно именно главному человеку в городе знать всё как можно точнее. Захар рассказал про питание в поезде, про Маргариту Валерьевну, про Крупеню, про огромное здание Центра с подвалами, про сыворотку, которую им вводили, про фиолетовые глаза, про Оливию.

- Люди в Центре знают своё дело, сынок, - сказал Лестер. - Если всё так, как ты описываешь, то там такой медицинский блок, в котором наш Ескали, наверное, перестал бы спать, а только и делал бы, что людей лечил. Хотя нет, сначала он бы несколько лет изучал, что и как там работает. Ну ладно, продолжай.

Захар рассказал про сломанный поезд и про Диких.

До этого лицо Лестера было нейтральным, местам даже немного счастливым, особенно, когда Захар рассказывал про головной отсек Поколения, похожий на динозавра. Но сейчас градоначальник перевоплощался в разгорающийся костер, который с каждой секундой горел всё ярче и ярче, и казалось, что он вот-вот взорвется, раскидав пепел по углам.

Когда Захар замолчал, Лестер еще долго не мог произнести ни слова. Он обдумывал услышанное, переваривал тонны информации о Центре, но в особенности о Диких. Он никогда не задумывался, что кроме городов, за которыми смотрит Центр, и самим Центром есть что-либо еще.

Как же много валится на нас, будто мир хочет сдавливать оставшихся людей, не давая сделать и вздоха. И вот сейчас мне кажется, что ему это практически удалось, я уже остаюсь без чистого воздуха, - думал Лестер, пока Захар нервно ждал любых слов от градоначальника.

- Так сколько было этих Диких?

- В вагоне мы рассмотрели только двоих, но когда заметили вдалеке этот табун, то их там двигалось не меньше сотни. Уверен, оружия у военных Центра никак не хватило бы, чтобы отбиться, хотя двух вертолётов они всё же испугались.

- Ну, сотня - это не так много, даже если это одна сотая часть всего их населения: уж со всех поселений, с которыми у нас есть связь, людей будет побольше. Так, ладно. Вопрос по поводу фиолетовой сыворотки, зачем она нужна, говоришь?

- Они называли это анабиозом. Вроде как для долгого сна, чтобы совершать перелёт.

Лестер вздернул вверх брови, ударил себя по лбу и сказал:

- Им даже рабочая сила на самом корабле не нужна будет. Они просто запихнут столько людей, сколько смогут собрать, и отправят их в космос. И отбор нужен лишь чтобы понять, кто полетит вместе с ними из детей. Ну а взрослых не отбирают, потому что, когда корабль построят, им уже лет по девяносто будет. Кажется, мы начинаем понимать немного больше, это радует. Есть еще что-нибудь?

Захар напрягал память и, наконец, вспомнил:

- Да! У меня в тесте был вопрос, которого не было ни у кого. Причины формирования Федерации. Я потом спрашивал, ни у кого и близко похожего не оказалось.

Опять! - вскрикнул Лестер про себя. - Кто это делает!? Зачем!? Сначала они подкидывали все это мне, страдал я, пускай, но почему Захар?

- И что ты ответил?

- Я... Я не знал ответа, - Захар замялся, словно это простой вопрос и его должен знать каждый подросток в Инсбурге.

- Ответов вам потом увидеть не довелось?

- Н-нет.

Лестер незаметно выдохнул.

- Можешь спросить потом в школе, хотя не уверен, что учителя будут знать ответ. Его и я не знаю. Может быть, история об этом умалчивает. Возможно же тёмное пятно в истории, которое останется для всех загадкой?

Захар неуверенно кивнул, а Лестер еще раз выдохнул.

Рано или поздно он узнает о том, что написано в этой папке. Мне кажется, я нашел себе достойную замену. Не знаю, смогу ли я продвинуть его в мэры города, но хотя бы поставить такую цель надо. Все-таки, он сейчас самый молодой в общине, ему потом и вести за собой тех, кто будет еще младше, ведь тогда он окажется гораздо опытнее. Да что там, он один из немногих, кто побывал в Центре! Он опытнее нас всех!

- Ладно, иди, мы еще поговорим с тобой.

 

Захар был рад вернуться к работе в поле. Когда он взял в руки свою старую ржавую косу, которую отличал от других по двум маленьким рубцам рядом с лезвием, то сразу почувствовал небывалый прилив сил. Он раз за разом взмахивал ею и срубал свежие колосья пшеницы, которые так нежно обвивали руки.



Владислав

Edited: 18.02.2018

Add to Library


Complain