На поезде к звёздам

Font size: - +

Часть 2 / Глава 19

До самой ночи Захар почти все время просидел в одиночестве. Михаил ушел, чтобы обсудить с Ерёменко, как они собираются напасть на одно из самых защищенных мест нынешнего мира, а Туполев остался, чтобы свести мысли воедино. Он думал о жизни, о случившемся. Его волновали судьбы людей, которые были с ним. Только сейчас, когда решение уже неизбежно, он все больше стал задумывать об их жизни, о том, что совсем скоро их могут убить. От этого постоянно пробегала дрожь, заставляющая съеживаться в кресле.

Захару полегчало только, когда с небес сошло Солнце, уступив место другим звёздам. Он всматривался в эти далёкие миры, пытаясь отыскать такой же, в котором находился он, но ему никак этого не удавалось. Он тысячи раз уносился вдаль, забирая чувства за собой, прокладывая для них дорожку из желаний, мечтаний и возможностей, а те приносили для него ощущение реальности происходящего.

Захар понимал, что вполне возможно попасть на Поколение, но это потребует очень больших усилий и от него, и в большой степени от людей, которые на него надеятся. Он чувствовал поддержку, исходившую из соседних вагонов, она потоком вливалась в его сердце, сдерживая от бешеного ритма. Если бы не люди, он давно бы слёг с больным сердцем.

Было решено высадить солдат в тот момент, когда наступила ночь. Чтобы принять это решение, Ерёменко зашел к Захару.

- Насколько это гуманно? - спросил он. - Они ведь просто умрут в этом поле.

- Ничего не напоминает? - ответил вопросом на вопрос градоначальник. Захар мигом представил картину, как огромный космический корабль удаляется от увядающей Земли.

- Так может поэтому нам не стоит уподобляться им?

- А мы и не уподобляемся. Мы оставим им вполне приличное количество еды, пожертвовав ею для себя. Если будут грамотно ее распределять, то смогут дойти либо до Инсбурга, либо до Сеганеса. Что в одном городе, что в другом будет к тому времени хорошая охрана, а они, скажем так, немного устанут. Поэтому не смогут причинить вреда. Так что, если они хорошо попросятся, смогут жить в одном из этих городов.

Ерёменко пожал плечами, словно пробуя идею Захара на вкус, затем сказал:

- Ладно, в ближайшие минуты мы высадим их.

Захар почувствовал, как останавливается поезд, как люди суетятся, чтобы как можно скорее выпроводить бывших хозяев этой железной махины и занять их вагон. Это позволит с большим комфортом проехать следующий отрезок пути.

Уже через десять минут поезд тронулся снова.

Теперь же до Сеганеса, по предположениям Захара, оставалось совсем немного. Эти догадки подтвердились, когда в кабинет заглянул Перевалкин и передал, что до прибытия осталось около двадцати минут.

Захар выглянул в окно и увидел Большую Медведицу, светившую прямо над поездом. Он пристально вглядывался в выделяющиеся на темном небосводе точки, формирующие ковш, и старался уловить частички воспоминаний. Он вспомнил, как уже будучи двадцатилетним юношей тайком выкрадывал или выменивал листки бумаги, а потом пытался передать звездную красоту. Он проводил за этим занятием многие ночные часы, но практически всегда безуспешно, потому что просто не знал, как изобразить звезды. В небе - это маленькие светлячки, отсвечивающие всеми возможными цветами, а на бумаге - блеклые синие кляксы, непохожие совершенно ни на что.

В этот раз Захар и не заметил, как поезд начал снижать скорость. Он сообразил, что они приехали, уже когда поезд прибывал на станцию и внутри слышалась ругань, гомон голосов и топот: люди выбирались из поезда, чтобы подышать свежим воздухом.

Захар убрал красную папку в стол и вышел из поезда.

Его тут же окутал холодный ночной воздух и множество огней. Буквально со всех сторон его ослепляли фонари, тянувшиеся вдоль перрона.

Возле поезда толпились и пассажиры, только что вывалившиеся из него, и жители Сеганеса. Захар уже слышал их голоса, и он точно знал, что это именно местные, потому что он не мог разобрать, что они говорили. В таком же недоумении некоторое время находились и жители Инсбурга, которые хотели было поприветствовать хозяев этой земли, но не смогли.

И только через несколько минут Захар понял, что начал прекрасно понимать речь жителей Сеганеса.

Видимо, артефакт где-то совсем рядом, - подумал он.

Но не успел он ступить и шагу, как сбоку на него кто-то налетел, и он прекрасно знал, кто это.

Секунды переходили в минуты, которые никак не хотел терять ни Захар, ни Оливия. Они стояли, обнявшись, под холодным ветром, пытавшимся их расцепить. Казалось, будто две частицы одного атома столкнулись и уже никогда ни одна из них не будет плыть по Вселенной без другой.

- Я так скучала, - едва слышно прошептала Оливия.

- Я тоже - ответил Захар.

Они не знали, как долго стояли вдвоем на перроне, их никто не отвлекал, даже не пытался, потому что все знали, что это бесполезно. Никто бы просто не смог достучаться до их сознания, а значит, и до телесной оболочки. Но когда Захар отпустил Оливию, то увидел, что на перроне практически никого не осталось. Несколько жителей Инсбурга, переставлявших какие-то коробки, и Эдуард, которого Захар едва смог различить, - тот стоял поодаль от фонарей. Оливия и Захар подошли к Грушинскому.



Владислав

Edited: 18.02.2018

Add to Library


Complain