На поезде к звёздам

Font size: - +

Часть 2 / Глава 22

Ополченцы медленно шли вдоль дороги, которую сопровождал длинный забор. Многие разговаривали о своем, а остальные молча думали над собственным будущим и над последними часами, которые им пришлось пережить. За этот день и ночь они несколько раз оказывались совсем близки к гибели. Тот бой сложно было назвать полноценной войной, но по сравнению с их жизнью прежде - это самая длинная и кровопролитная война в истории. Всего несколько часов внутреннего напряжения, минуты слепого отчаяния и секунды багровой ярости, а потом всё закончилось. Для кого-то навсегда, а кто-то шел сейчас на пути к своей мечте. Они уже представляли, как увидят вскоре огромный корабль, как всей толпой зайдут внутрь. Но никто не загадывал, что будет потом, потому что начнется новая жизнь, после которой сгорят все мосты. Они забудут скопившиеся проблемы, страхи, чтобы вскоре обрести новые. Жизнь человека не может пройти без страха и ожидания чего-то светлого.

Захар шел, приобняв Оливию и смотря на уставшие лица его друзей. Он до сих пор не мог прийти в себя после случившегося. Ему помнилось, как в своей записке Лестер говорил о том, что Захар мог доверять только родителям, которых уже не было, Жану Ренье, который остался в Инсбурге, чтобы восстановить общество, и Михаилу. Но теперь Захар понял, что нельзя верить никому. Михаила ослепила отчаянная злоба, копившаяся в нем всю его жизнь. В первое время он понимал своих жертв, он не хотел причинять им зла или боли, но годы спустя его чувства затвердели, став крепче металлических подпорок ракет-носителей. Он не смог принять то, что его постоянные враги будут на одном с ним корабле и был готов даже жертвовать жизнью собственных людей, лишь бы добиться «победы».

Победа не в том, что бы убить всех врагов, - думал Захар, - победа в том, чтобы сохранить жизни как можно большего числа людей. Нет ничего ценнее, чем жизнь человека, и если существует возможность ее сохранить - ею надо воспользоваться.

Захар также думал о том, что до конца жизни ему будут сниться погибшие в бою под Центром люди. Он будет помнить лицо каждого, не знав даже половины из них. Он знал, что они будут приходить к нему во сне, будут рассказывать свою историю и спрашивать, почему он поступил именно так. Но когда он окажется в Поколении, он потеряет ответ на этот вопрос.

- Как прошли твои годы, пока меня не было? - вдруг спросила Оливия.

- Как и у любого, кто живет в Инсбурге - тяжело и не без отчаяния. Наверное, только звезды помогали мне работать то в шахте, то в поле, то на складе. Иногда мне казалось, что я просто не выдерживаю нагрузок, хотя раньше, смотря на взрослых, мне казалось, что работать - это классно, это возможность дать своим друзьям и вообще всем людям то, что им нужно. Оно-то так и есть, только насколько тяжело, оказывается, помогать другим.

- Помогая другим, ты отдаешь им себя. Это всегда сложно, особенно, если про обычную работу ты говоришь так, будто видишь всю ее значимость.

- Если бы я работал без нацеленности на общую идею, то свихнулся бы.

- Наверное, поэтому половина людей слегка психи?

- Не соглашусь, у всех свой взгляд на мир.

Оливия еще сильнее прижалась к Захару. Туполев хотел снять ремень винтовки, чтобы выбросить ее, но он зацепился за что-то в его кармане. Захар управился с ремнём, бросил винтовку прямо посреди дороги, и залез рукой в карман. Свет отразился от маленькой серебристой ракеты и разлетелся в стороны.

- Я уже и забыл про нее, - сказал он, улыбаясь. 

- Очень красивая, откуда она у тебя?

- Подарок от отца. Я с самого детства ее ношу с собой и иногда достаю, когда мне становится совсем тяжело. Либо, когда я не могу увидеть звездное небо, она мне напоминает о Поколении. А еще чаще о родителях.

Захар убрал ракету в карман. 

Оглянувшись по сторонам, он заметил, что все ополченцы следовали его примеру и выкидывали винтовки. Они швыряли их со всей силы в стороны, ломали, чуть ли не прыгали на них. Это зрелище надолго останется в памяти Захара. 

Вскоре они подошли прямо к ракетам-носителям, которые возвышались в синее небо. В дневном свете они показались Захару совсем неестественными. Он видел перед собой их общий труд, в который вложили силы почти все, кто живет в ближайшие несколько тысяч километров. Днём и ночью люди трудились, чтобы доставить материалы для корабля в Центр. Руссо успел рассказать Захару, что многие города имели собственную специализацию. Некоторые производили одежду, другие пластик, стекло, еду, даже различные украшения. В каких-то городах было сразу несколько специализаций, схожих друг с другом. Жители не знали об этом, хотя и догадывались. Таким образом, Центру удалось выстроить такое разделение труда, о котором раньше, как сказал Оливер, могли только мечтать. Когда жители просто делают работу, которую умеют лучше других, отдаваясь в нее всей душой, даже из грязи можно создать дворец.

- Вот это да!.. - восклицали ополченцы, смотревшие ошарашенным взглядом на ракеты.

- Ради этого стоило копать в шахте, - раздался знакомый голос позади Захара.

Обернувшись, Захар увидел перед собой Крупеню.

Они втроем остановились, глядя друг на друга. На лице Захара всплывала легкая улыбка, Крупеня уже практически смеялся во весь голос, а Оливия непонимающе глядела на них.



Владислав

Edited: 18.02.2018

Add to Library


Complain