На поворотах судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Сначало не обратила внимание, слишком увлеклась воспоминаниями. А потом пришла запоздалая мысль: «Что-то куколки накрашенные притихли». И словно в ответ услышала шепот: «Даниель».

Эдвин часто рассказывает о тренировках, так часто, что я могу подробно каждого описать, не видя их ни разу. И не смотря на это имя «Герфорд Даниель» практически никогда не произносилось. 

Я знала, кто он. Лидер мюнхенской молодежи, мажор, звезда автогонщиков и просто красивый парень 18 лет от роду.

Наверняка это был он. Кто же еще. Кто так популярен? Я криво усмехнулась, слушая взволнованное щебетание.

- Эй, Герфорд, думал, не придешь.

- Где носило?

- Лерка вечеринку  устраивает, придешь?

- Марк поклялся выиграть вечером, надо показать ему, кто хозяин, не думал?

Фу, прям как мухи на мед. Облипли вокруг. И все-таки любопытство взяло вверх, голову повернула. 

Лица его не увидела, он стоял спиной и рассказывал, оживленно жестикулируя: «Короче, он так решил, а я его... вот так! Под углом!...»

С каким-то даже  отвращением разглядывала четверых парней в центре внимания. Скорее всего с ним его друзья. Одеты как матрешки. Во все одинаковое. Темно-синие джинсы, черные кожанные куртки, черные футболки и что-то белое на ногах, типо кроссовок.  

Эд терпеть не мог Даниеля, его брата Алекса, такого же популярного и самовлюбленного, и их двух лучших друга, Влада и Диму. Брат практически никогда не рассказывал о них, но его отношение виделось между строк. И теперь, глядя на нахальные, развязные и хвастливые манеры, поняла, за что он их на дух не переносит. Да, кажется, и те не особо его жаловали.

Один из Герфордов направился к тренеру, но тут его окликнула какая-то девушка, он развернулся, и я невольно открыла рот. 

Красивый, не обманывали слухи. Действительно красивый. Не смазливый, а такой, по-настоящему, по-мужски красивый. Спортивная фигура, естественно (здесь все гонщики качаются - признак мужественности, видите ли), высокий, темно-шоколадные небрежно уложенные волосы. Что еще? Правильной формы рот и прямой нос. Вот и все вроде. А, забыла. Еще темно-карие глаза с длинными и густыми ресницами, как у девочки, и черные брови. 

Но главное было не это. Я сразу узнала его. Это был он, мерзкий тип, хам и грубиян, с которым столкнулась в парке.

Еще бы узнать, кто он. Алекс или Даниель. 

- Дань, подожди, - подбежала к нему одна, - ты куда? Я с тобой.

Вот и узнала. Успела только подумать. Словно по щучьему велению... Сразу повернулась спиной. Упаси, чтоб не узнал хоть... Надеюсь, драться не придется... 

А тот как назло направился к тренеру, стоящиму в каких-то трех-четырех метрах от меня... Так близко, что слышно каждое слово, не напрягаясь...

Слушала, и к неприязни с того вечера добавлялось острое отвращение. Все начинало бесить. Это всегда у меня так. Если человек не нравится, то все в нем будет плохо. Объективно оценивать ни в каких ракурсах не смогу. А тут, собственно говоря, и нет ничего хорошего. В нем нет. Особенно бесит его небрежный, снисходительный тон, когда тренер заговорил о подающих надежды... А как стоит... Как будто хозяин тут... Ага, властелин судьбы... Ха-ха, властелин четырех колес!.. 

- Hallo, - услышала сзади и вздрогнула.

Сзади стоял светловолосый парень. Вишневский Никита. Фух! Не Герфорд. Пронесло. 

Никита -  лучший друг Эда. Я видела его уже несколько раз, он приходил к нам домой.

Посмотрела в его ярко-синие глаза, немного неестественные этой самой яркостью, раздумывая, отвечать или нет. С одной стороны разговаривать не хотелось, а с другой он - лучший друг брата. Решила выбрать нейтральный вариант.

- Ich verstehe nichts,* - пробормотала, отворачиваясь. Хоть бы Герфорд не услышал. Не обратил внимания...

(Нем. - я ничего не понимаю)

Сказала и тотчас же вспыхнула. Дура. Как можно было это сказать на на немецком?!

Никита рассмеялся, а я нахмурилась. Поворачиваясь к нему, наткнулась на пристальный взгляд Герфорда, скорее всего привлеченного смехом Вишневского. Он морщил лоб, припоминая. Потом брови поползли вверх, и я поняла: узнал. Я презрительно скривила губы, пробежав по нему взглядом, и отвернулась. 

- Ich spreche schlecht Deutsch,* - негромко сказала я.

(Нем. - Я плохо говорю по-немецки)

Никита в ответ тепло улыбнулся.

- Прости, забыл. Ты же с России? - до меня не сразу дошло, что он говорит на русском. На чистом русском! Хотя и с легким акцентом.

- Эдвин говорил с тобой на русском, - добавил он. 

- Эмм... да... Аа... Ну... Не ожидала, что ты его знаешь.

- В шоле изучали, ну и родственники там есть. В семье немного говорим. Как-то так, - его явно забавляло мое изумление.

- Дома? - прищурилась я.

- Ну да,- пожал плечами.

Я испытующе смотрела некоторое время на него. Конечно, я знала, что он из высших кругов. Удивилась, что он пытается это скрыть. И это понравилось. Не люблю кичащихся этим.

- Тебе сколько лет? - оборвал он мои мысли.

- Шестнадцать. А тебе?

- Девятнадцать.

- Вообще-то, Никит, сначало спрашивается имя, - усмехнулась.

Ты знаешь, как меня зовут? - наклонил он голову.

- Ну ты вроде приходил к Эду.

- Да, но... Не только  я приходил...

Я смутилась. Не буду же говорить, что запомнила, благодаря его броской внешности... Еще подумает не то...

- Нуу, - протянула,- видела, а потом еще Эдвин показывал фото свих друзей...

- Ого, смотри, кто здесь, - перебил и кивнул с сторону какого-то парня.

Я равнодушно посмотрела на того: «Не знаю».

- Ты что?! Не знаешь его?! Да это же... Ладно, но того-то, рядом, точно должна знать.

- Говорю же, не знаю. Надо прям мне их запоминать...

- Не знаешь? - лукаво прищурился, - но ты же смотрела фото, а они-то приходили чаще, чем я, да?- вкрадчиво поинтересовался.



Итери Сантьяго

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться