На поворотах судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 5.

- Неправда! - я взмахнула рукой и протяжно, шумно вздохнула.

Вот уже больше получаса, сидя в гостиной, я спорю с Никитой о лучших странах по определенным видам спорта. Никита, как истинный патриот, стоит за Германию, я же - нет.

- Эдвин, ну скажи же ему! - взмолилась я, поварачиваясь к уткнувшемуся в ноутбук брату.

Тот и глазом не повел, не среагировал ровным счетом никак.

Я сердито посмотрела на него и достала телефон. Сейчас я докажу этому упрямцу... Вот таблица... Сейчас...

- Ну, смотри, - протянула я телефон.

Теплая рука неожиданно накрыла мою. Я вздрогнула и, кажется, даже покраснела. Нет-нет, не из-за каких-то там чувсив. о которых так часто пишут в романах. Ни в коем случае. Все это сентиментальная чепуха. 

Искоса посмотрела на брата. Вишневский руку не убрал, только чуть наклонился ко мне. Если сейчас братец это заметит, то конца-края не будет насмешкам в близжайшие недели две.

Никита осторожно обхватил кисти рук, и я невольно подняла глаа. Он что, перегрелся на солнышке? Эд, пожааалуйста, читай дальше статью! Что он творит?! Мама моя, какая пытка!

- Лиан, - я замерла, боясь пошевелиться, - может.., погуляем?

Я с облегчением выдохнула и тут же поймала на себе его внимательный взгляд. Вот дура...

- Конечно, - с трудом сдержала радость. И, словно невзначай, выдернула руки.

Подошла к брату, потрепала его волосы и сняла один наушник: «Я прогуляюсь»

Тот только отмахнулся. Мол, иди уже, не мешай.

- Только не допоздна, - спохватился и снова уткнулся в ноутбук.

Я поманила Никиту за собой...

Со времени тренировки прошло чуть больше вух недель. За это время Вишневский успел побывать у нас раз 10, не меньше. В этом нет ничего удивительного, Эд и Ник - закадычные друзья с самого детства. 

Ник, веселый и общительный, приобрел для себя в тетиных и дядиных глазах особое благоволение. Он для них практически родной человек. Они в нем души не чают.

Не знаю почему, но с ним очень легко и как-то спокойно.Так легко, что даже я могу свободно спускаться вниз или приходить в комнату брата, когда он приходит. Свободно разговариваю с ним, часто спорю, но тем не менее прислушиваюсь к его мнению.

Странный он какой-то. Я не думала, что среди мажоров есть такие, как он. Такие... Даже не могу объяснить...

Как-то совсем незаметно он сумел расположить меня к себе, и я с нарастающей тревогой начинаю замечать, что привязываюсь к нему. Это пугает и одновременно злит. Но как только он исчезает с горизонта, становится скучно.

Нинель не упустила случая поехидничать по этому поводу. Я даже пожалела, что рассказала ей о нем. Говорила вроде спокойно и равнодушно, но сестричка все равно заподозрила что-то, в чем я сама себе боюсь признаться. 

Да, он начинает мне нравится, но... Это, к счастью, все...  И все же... Чем больше нахожусь с ним рядом, тем больше тянет к нему.

 

Мы вошли в какой-то ресторан или что-то подобное. Вишневского тут, видимо, знали. Едва мы зашли, как подлетели какие-то два человечка, восторженно что-то прощебетали и мгновенно отправили нас в тихий уголок.

- Красивое место, - отметила я, по привычке оценивая интерьер.

Мама у меня дизайнер, наверно, это от нее.

- Спасибо, - благодарно улыбнулся, - Итальянский уголок. Мое любимое место.

О как, значит любим рестораны? Учтем. Интересно, чем еще ты увлекаешься, золотой мальчик. 

Есть не особо хотелось. Я откинулась на спинку полукресла-полустула. Хорошо, что здесь людей почти нет, не люблю шум.

А место, и правда,  красивое. Светлое, уютное, без всяких ярких, кричащих тонов в интерьере, вызывающих раздражение. Окна здесь большие, в пол, с легким воздушным тюлем. И зелень,которая всегда умиротворяюще действует на мои нервы. Много зелени. В больших кадках у окон какие-то интересные растения, со стен змейками спускаются другие из маленьких корзин, а на столах стоят букеты. Целая оранжерея, блин, но нравится.

Задержала взгляд на букетиках. Сиреневые бутончики словно живые... Дотрагиваюсь. И да! Действительно живые! Ничего себе, не ожидала.

- Меня не убьют, если я возьму себе один?

- Попробуй, - усмехнулся Никита, - если не убьют, то я тоже возьму. Себе на память. Таак, а что тебе заказать?

  • Я протянула руку к вазочке: " Тебе перечислить, что не люблю?"
  •  
  • Потом уже дошло, как некрасиво это прозвучало. Невоспитанно. Что он теперь обо мне подуумаееет?!
  • А вобщем- то, без разницы. Его это уже дело. Хоть будет знать, с кем имеет дело.
  •  
  • Никита на удивление не вытаращил глаза от такой наглости, не упал под стол и даже не открыл рот.
  • В ответ он рассмеялся. Рассмеялся, представляете?! Опять поставив меня в ступор. Вроде не так он должен среагировать.
  • И опять я задаюсь вопросом, что же он за штучка такая? Противоречит всем законам о наглых самовлюбленных мажорах, да и ведет себя так просто...
  • - Что так смотришь?
  • -Да нет, ничего... Просто ты какой-то не такой...
  • И с досадой, увидев промелькнувшее в глазах недоумение: " Ладно, забудь."
  • - Знаешь, тут есть одно замечательное блюдо, я закажу? Думаю, тебе понравится.
  • "Не уверена" - хмыкнула про себе, а в ответ только улыбнулась.
  • - Готовится исключительно для друзей! - торжественно поднял палец и направился к официанту...
  •  
  • - Ну как? - внимательно посмотрел на меня.
  • - Ммм... Здорово, такого еще не пробовала.
  •  
  • Ну хоть что-то смогла выдавить из себя поприятнее.

 Вишневский опять что-то спрашивает, я снова отвечаю, практически не отличая своего голоса от его. Постепенно все сливается в одно общее, неотделимое целое... Я устала... Страшно устала... Что-то  тяжело наваливается на меня. Я молча отодвигаю тарелку. Голова наливается свинцом. Все вокруг мгновенно теряет свою прелесть. Любезные улыбки официантов, белоснежные салфетки, лицо Ника, все начинает медленно плыть перед глазами. К горлу подступает до боли знакомая тошнота.



Итери Сантьяго

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться