На радиоволнах

Размер шрифта: - +

На радиоволнах

НА РАДИОВОЛНАХ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А. Ю. Маслов

 

Глава 1

На улице непрерывно шел дождь, стуча по жестяному отливу за окном методично и размеренно, не давая надежды на пробуждение. Промокшие насквозь, потемневшие ветки липы раскачивались, пытаясь дотянуться и постучаться в окно. Там, за стеклом, спешат и проносятся, покачивая усами - дворниками, вечно спешащие куда-то автомобили. Несколько предрассветных минут и отступает тьма, а на улице ни души. Дома спят в тишине как огромные звери с сотнями глаз, затаившись и успокоившись среди бетонных джунглей города, надежно хранят покой своих жильцов за железными дверьми подъездов и квартир. Только дождь не спал всю ночь, начавшись еще с вечера он не смыкал глаз и не отлучался даже на минутку, а по утру усталый, он падал крупными тяжелыми каплями с серого неба.

Сырой прохладный воздух порывами ветра врывался в комнату через открытое настежь окно, поднимая и опуская край легкого белого тюля. На тумбочке мерно отсчитывали секунды стрелки часов, а где-то вдалеке, на кухне, из динамика старенького радиоприемника до него доносилась очередная утренняя зарисовка.

Иван недавно проснулся и уже какое-то время прислушивался к повествованию. Он находился в удивительном тонком состоянии блаженной полудремы, не бодрствовал и не спал. Ничто не тревожило его в этот момент, в комнате было тихо и свежо, за окном еще только начинало светать, а значит до работы еще долго и можно никуда не спешить. Иван жадно прислушивался к каждому слову, эта радио зарисовка была чрезвычайно интересна, к тому же, ему очень нравился мелодичный и выразительный женский голос диктора.

До ужаса не хотелось вставать с теплой уютной кровати, белоснежное постельное белье обволакивало его, образуя мягкий и уютный кокон. Сейчас только тяжелое одеяло защищало и отделяло его от всех "прелестей", которые приготовит для него этот день. Стоит только встать, пошевелиться и развеется этот чудесный миг, это чувство блаженства. Стоит выпить кружку кофе и уйдет сон, откроются глаза, мечты растают и будут названы иллюзиями. Стоит ступить за порог и окружающий мир засосет тебя, в тесных маршрутках, трамваях, автобусах, на вечно спешащих центральных улицах, в торговых центрах, за рулем авто, он раздавит тебя, подчинит и ты усталый вечером пойдешь домой после трудного дня, за окном будет дождь, а дома встретит тишина да полумрак, разрезанный лучами закатного солнца.

Именно в этот момент ясно и отчетливо Иван понял, что такого утра как это может уже и не быть. Такого мгновения, в котором все до дрожи уже ясно и нет смысла врать самому себе или оправдываться. Он запутался и давно потерял себя в этой гонке. Что бы не делал, как бы ни старался действительность всегда опережала его на шаг, а то и на несколько. Чтобы не чувствовать поражений, день за днем он кутил с друзьями, покупал себе дорогие вещи, менял планировку в своей квартире, но ничего не помогало. В доме была еда, но она не лезла в горло, неплохо обставленные комнаты, забитые электроникой, казались ему пустыми и безжизненными. Лишь стрелки на циферблате ритмично отсчитывали данное ему время, приближая то, что неизбежно.

В последний год он только и делает, что покупает новые вещи, встречается с разными людьми, а также посещает шумные сборища в надежде обрести смысл, что-то почувствовать, хоть на мгновение закрыть бездонную пропасть, поглощающую все, оставляющую лишь пустоту и привкус тлена на губах. Тщетно..., все только отбрасывает его дальше в тоску и уныние, в серые дождливые будни.

На тумбочке у кровати завибрировал мобильный, и, через мгновение по всей комнате разнеслась до боли знакомая мелодия, пространство наполнилось многоголосым, жизнерадостным щебетанием диковинных птиц. Иван поморщился, приподнялся с кровати и посмотрел на часы, а затем кинул телефон в стоящее неподалеку мягкое кресло. В спальне было очень свежо, через открытое настежь окно холодный ветерок подбирался осторожной легкой поступью к кровати прихватывая его за оголенные руки и торс. Иван поежился и закутался обратно в одеяло решив еще немножко полежать, диктор на радио тем временем продолжал, и он вновь с головой окунулся в мрачные, закопченные трущобы храмового города Фюрх.

" Вдали, в закатном солнце возвышался монументальный белокаменный, храмовый город Фюрх. Венценосный исполин с переходами и башнями, смотровыми площадками и обсерваториями, он склонился над грязными, одноэтажными и приземистыми Трущобами как гордый белоснежный орлан над земляным червем. Неописуемое, захватывающее зрелище, величественный и богоподобный, он был жемчужиной империи. Плотность населения в самом городе была очень велика и значительно превосходила по численности предместья, при том, что площади Фюрх занимал воистину гигантские. За городскими стенами находилось великое множество храмов как больших, так и маленьких, духовные семинарии, прекрасные парки с фонтанами и диковинными животными, театры, цирки, казино, гостиницы, ипподром, заводы и мастерские, котельные, жандармерия и пожарные части. Так же на постоянной основе в нем располагался достаточно большой корпус кавалерии с конюшнями и тренировочной базой, при котором состояло несколько престижных военных училищ.

Как и любая другая, эта история началась с женщины. Была когда-то Лара Соминская самой красивой девушкой во всем Фюрхе и окрестностях, родом из богатой дворянской семьи. Высокая, стройная с длинными черными как смоль льющимися с плеч, как шелк волосами, а кожа как тончайший белый бархат. Изящные тонкие черты лица, чувственные губы и печальные зеленые глаза. В те времена кто только не искал ее внимания и благосклонности. Бегали за Ларой офицеры, банкиры, политики, коммерсанты, а не отдавала сердца своему никому.



Маслов А. Ю.

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться