На расстоянии вытянутой руки

Размер шрифта: - +

Глава 12. День седьмой.

На следующий день утром мне разрешалось не посещать зарядку, потому что я, как говорится, травмированная. Такое поощрение очень мне льстило. Лишние минуты поваляться в постели я никогда не прочь. Когда в комнату ворвалась вожатая Таня, которая должна была разбудить Розу, с криком «Подъём», я, как бы мне этого не хотелось, но проснулась, и сон безвозвратно от меня ушёл.  Роза встала и начала собираться на зарядку. Она увидела, что я не сплю, и настроилась на беседу. Поболтать она всегда и везде готова.

         - Оу, доброе утро! Как себя чувствуешь? – громко проговорила она в своей манере.

         - Я в порядке, голова вроде не болит, болит спина больше.

         - Да, кровати здесь паршивые! Я вечно ворочаюсь ночью, потому что неудобно! – Она завязывала шнурки на кроссовках. -  Нет, все-таки смачно вчера тебя мальчишка камнем… Его хоть наказали?

         -За что? – Я знала, какой глупый вопрос задаю. Мне хотелось услышать, что Роза на это ответит.

         - Смеёшься? За то, что камнями бросается! – Она закончила с завязыванием и прямо встала.

         - Он не специально, у него это случайно вышло… Тем более он потом лично подошел ко мне и попросил прощения.

         - Кир, да не понимаю я! Для меня бы все равно этот человек был виноватым!

         - Я не отрицаю его вины, хотя она тут маленькая, но наказывать его так, как у нас это делают,  я считаю, неправильным. По-моему это вопиющий бред лишать мальчика еды из-за того, что он случайно бросил камень. Лучше поговорить и разъяснить ситуацию.

         Роза ничего не ответила, потому что на улице уже все построились, и ей пришлось бежать из комнаты, чтобы успеть. Я тем временем спокойно встала, умылась в пустом туалете, прибралась в комнате и оделась в уличную одежду. Когда зарядка закончилась, Роза ворвалась в комнату со словами:

         - Сегодня мы едем в аквапарк на целый день, сразу после завтрака до ужина! Как я ждала этого дня! – Ужин, к сведению, начинается в семь вечера.

         - Здорово! Удачно вам съездить! – сказала я, расставляя по местам вещи на тумбочке.

         - Ты разве не едешь?

         - Нет, я записывалась только на одну экскурсию.

         Она совсем позабыла об этом и была удивлена тому, как вообще можно не хотеть в аквапарк. Будучи шестнадцатилетней, я не записалась туда потому, что не любила эти горки с водой. Я всегда была к ним равнодушна. Но в тот день, семь лет назад, одна девочка из другого отряда отказалась ехать и взяли меня, потому что я вынужденно согласилась на предложение. Поэтому я была в этом аквапарке, невзирая на получившую травму, где провела время, тупо смотря на горки.

На завтраке ребята, которые ехали на экскурсию, буквально залпом проглотили еду и побежали собираться, дабы не опоздать на автобус. Ко мне подошла Таисия и предложила поехать вместо девочки из другого отряда, которая отказалась, но я сказала, что останусь в лагере. У неё не было времени со мной спорить, объясняться, и она сразу ушла от меня, как только я ответила отрицательно. Роза оставила мне свой музыкальный плеер, чтобы я не зачахла от тоски до вечера. Из нашего отряда все (я не шучу) поехали в аквапарк, кроме меня. Я прям сама неординарность!

Когда суматоха прошла, автобусы тронулись, в лагере было чудесно. Я не побоюсь выразиться именно таким красноречивым словом, потому что это было действительно сравнимо с чудом. Приятная тишина, слышалось даже дуновение ветра и пение птиц,  исчезли кучки людей, от которых издавался вечный шум. Сейчас мне довелось прочувствовать красоту этого места, отношение к которому  менялось у меня с каждым днём в … противоположную сторону.

         Вчера медсестра попросила меня прийти к ней, чтобы она сделала перевязку или, если всё будет идти к улучшению, заклеить специальным лейкопластырем. Я направилась к ней после завтрака в надежде, что рана идёт к заживлению, но мои надежды оказались расстроены, потому что ещё один день нужно было обязательно походить в повязке.

Я надела кепку, чтобы закрыть бинт, взяла плеер Розы и пошла гулять по окрестностям лагеря. Музыка была зажигательная, не совсем то направление, которое я слушаю, но, не спорю, отбивать ритм очень хотелось. Я утвердилась во мнении, что не бывает так, чтобы человек, сильно увлёкшись музыкой, может потерять связь с происходящим и танцевать на улице, вопреки всему. Но теперь это мнение потерпело фиаско, потому что я шла, отбивая какие-то движения, закрыв глаза. Не знаю, что со мной произошло. Наверное, я просто чувствовала себя по-настоящему хорошо за последнее время. Удивительно, на дискотеке я танцевать отказываюсь, а тут выделываюсь так, что позавидовать можно.  

Музыка подошла к концу, и я остановилась, мгновенно открыв глаза. В эту же секунду я покраснела, потому что на меня смотрел Тима, у которого, как обычно, были взъерошены волосы, и одет он был в те же синие шорты, что и в день нашего знакомства, и в футболку со светло-розоватым оттенком. Глаза были красноватые, будто лопнули капилляры, и какие-то падшие. Возле щеки синяк обретал желтый цвет, а царапина на губе почти зажила, потому что от нее оставились лишь очертания. Что с ним творилось, чёрт возьми, я не понимала. Особенно в ту минуту, когда он смотрел на меня, моя голова отказалась соображать. Он стоял передо мной и, кажется, совсем не шевелился. Пытался сдерживать улыбку, но у него это плохо получалось. Я начала оправдываться, снимая наушники с ушей:



Анастасия Кузьмина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться