На расстоянии взгляда

Размер шрифта: - +

Глава 1.1

Говорят, когда сестра выходит замуж, нужно радоваться. Вроде бы так принято в семьях. Во всех, кроме моей, где старшая сестра решила, что выскочить замуж за первого встречного спустя чуть больше месяца знакомства будет хорошим решением. Да, не спорю, что есть и пары, которые женятся спустя неделю, а потом живут душа в душу еще пятьдесят лет, но это явно не тот случай. Невозможно терпеть мою старшую, не зная всю ее подноготную от и до. А чтобы изучить ее нужно прожить с ней как минимум лет десять. Да и то гарантии никакой не прилагается. Эта странная женщина все равно может учудить что-то такое, о чем ты никогда бы и не мог подумать.

Впервые о ее странности я задумалась в возрасте пяти лет. Это случилось в день моего рождения, когда в арендованном по этому случаю кафе, собралась целая толпа гостей, желающих поздравить меня с первым маленьким юбилеем и подарить свои подарки. В тот день меня нарядили как настоящую принцессу, не забыв нацепить на голову корону. Всем нравилось то, как я выгляжу, кроме моей сестры, которая раз за разом приставала ко мне и говорила, что все принцессы – маленькие глупые идиотки. Тогда я смотрела на нее удивленно, но ничего на это не отвечала, считая, что она наверно просто смотрит не те мультики и стоит ей показать парочку таких, где принцессы совсем другие – добрые, умные и красивые.

Позже, когда ей было двенадцать, а мне восемь, она пришла домой с зелеными волосами и татуировкой в половину руки. Маму тогда чуть не хватил инфаркт. Она даже осела на стул, который стоял в коридоре, держась за сердце. Благо все тогда обошлось хорошо и тату оказалось чьим-то умелым художеством, нарисованным легкими смывающимися чернилами, а волосы были окрашены самой обычной краской из баллончика, которую рекламировали тогда на каждом углу, как чудодейственное средство.

В четырнадцать она решила стать неформалкой. Стала слушать тяжелый рок, носить огромные ботинки и проколола себе пупок. Хотела сделать еще три дырки в ушах и две в брови, но папа тогда сказал, что не пустит ее домой. Она как всегда разоралась и выдала нам, что сама уйдет из дома жить под мост со своими новыми друзьями. Что там были за друзья, я так и не узнала, а потому решила, что дружит она с кикиморами и лешими.

Через полгода скандал повторился. Тогда сестра, запугав меня тем, что расскажет всей школе о том, какой мальчик мне нравится, собрала все свои любимые вещи из нашей общей с ней комнаты и таки ушла из дома. Нашли ее спустя два дня с новыми проколами на теле, грязными волосами и дурно пахнущую. В ответ на упреки она сказала, что мой папа ей не отец, что, в общем-то, являлось в некоторой степени правдой, и что она не собирается его слушаться, а потом заперлась в нашей комнате на остаток дня и громко слушала музыку. Мне же было приказано караулить ее у окна, так как жили мы на втором этаже, и она с легкостью могла улизнуть. Но делать она этого больше не стала. Более того, позже сняла весь пирсинг и вновь превратилась в саму себя – мою нервную сестричку Киру.

Сестра вообще всегда имела вид довольно обозленный и обиженный. Ей не нравилось буквально все. Начиная от того, как я разговариваю, заканчивая тем, какой освежитель воздуха стоит в нашей ванной комнате. Она всегда повторяла, что в этой семье никто ее не понимает и не любит, а потому в восемнадцать лет успешно поступила в университет за тридевять земель от нас и съехала. Правда звонить не прекращала. Могла, конечно, долго не отвечать на звонки, но потом обязательно перезванивала и становилась на какое-то время даже похожей на адекватного человека. Наверное, скучала.

Когда же настал и мой черед выпускаться со школы и идти в одиночное плаванье, я совершила рискованный поступок и подала документы в тот же вуз, что и Кира. Так мы вновь оказались в одном городе, хоть и не под одной крышей. Вместе с ней снимать квартиру она мне не позволила, хотя отношения наши со временем и потеплели настолько, что теперь она хотела, чтобы именно я была ее подружкой невесты. Но на самом деле я скорее склонялась к мысли о том, что у нее просто не было подруг-девушек. Раньше, по крайней мере, я замечала ее лишь в компании парней. И то очень редко. Меня она с ними никогда не знакомила. Считала, что не место такой мелюзге, как я, в ее тусовке.

И с женихом меня знакомить она тоже желанием не горела. Как и вообще показывать его кому бы то ни было до свадьбы, до которой времени было в совокупности в пять раз больше, чем тот срок, в течение которого они встречались.

Никто из членов нашей семьи не понимал ее рвения, но никто и не отговаривал, потому, как все знали, что это бесполезно. Это как идти на легковушке против танка. Раздавит своим мнением, оставив лишь пятнышко на асфальте. Все понимали, что проще ей поддаться, если хочешь сохранить хоть мало-мальски хорошие отношения.



Ольга Адилова

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться