На рассвете мира

Размер шрифта: - +

Принцесса Алина

Кортеж из десяти карет, сопровождаемый вооруженной кавалькадой, въехал на территорию Академии Изящества и Доблести. Слухи еще вчера облетели город Хранителей: в этом году в академию поступили наследник престола эльфов и кронпринцесса древних и амазонок. Воздух звенел от напряжения.

У ворот Академии с утра была толпа — кого тут только не было — все, от крестьян до герцогов собрались тут, дабы удовлетворить свое любопытство. Каждый мечтал хотя бы краем глаза увидеть принцессу двух самых таинственных и могущественных государств.

Экипаж остановился около дорожки, по обеим сторонам которой выстроились гвардейцы. Дверца богато украшенной кареты распахнулась, из нее вышел Эмиль — первый советник правителя Древних Солешейма Мудрейшего — и подал руку дамам. Следующей выскользнула девушка. Простое и не слишком длинное фиалковое платье выгодно обрисовывало миниатюрную фигуру. Лицо Элиссы озарила лукавая улыбка, которая так и не затронула серьезных серых глаз. Вслед за ней появилась дочь двух всемогущих правителей — Алина Омалия Миролюбивая. Её прекрасное, четко очерченное лицо не показывало никаких эмоций. И лишь синие глаза смотрели взволнованно и восхищенно на всё и вся.

В отличие от своей первой фрейлины, Элиссы, Дочь Мудрейшего была одета в небесно-голубое платье. Считалось, что голубой цвет выражает благородство происхождения. Блеск сапфиров, нашитых на корсаж, и сияние глаз девушки заставили толпу восхищенно замолчать. Все трое древних выглядели как прекрасные скульптуры, именно такими представляли себе люди их противоположность: богов Олимпа. Алина и её спутники не выглядели уставшими — будто бы не они за последний месяц преодолели путь от моря до самого сердца материка.

Из дверей замка вышел недавно прибывший принц эльфов. Люди, все еще неотрывно наблюдающие за событиями во дворе академии, получили возможность сравнить древнего с эльфом, который не так давно казался им образцом красоты и мужественности.

Принц был одет в красивый костюм зеленых и коричневых тонов, свойственных его народу; глаза блестели в предвкушении завоевания сердца юной особы, которая, по его мнению, тотчас должна пасть к его ногам. Образ эльфа завершала золотая тиара — символ его положения. Даже не смотря на все атрибуты, соответствующие его положению, рядом с советником Мудрейшего принц казался не то чтобы менее красивым, но каким-то слабым, молодым, неокрепшим оленёнком, рано отлученным от матери, но в своём представлении очень взрослым. Хотя на первый взгляд казалось, что они были примерно одного возраста — вот только серые глаза, отражающие неизмеримую мудрость, и упрямо сжатые губы делали советника несоизмеримо старше и мужественнее. Эмиль бывал в стенах Академии и поэтому люди уже привыкли к нему и считали его обыденным явлением. Но сейчас его образ в глазах толпы заиграл новыми красками, Первый Советник был одет скромно и просто, но при этом смотрел на принца с пренебрежением.

— Добрый день, миледи. Позвольте мне представиться — я наследный принц Золотого королевства, Дэйрон, — склонился в поклоне эльф, и, схватив руку Алины, поцеловал её. Приличия не позволяли высвободить руку, поэтому девушка, поджав губы, посмотрела на своего опекуна.

— Здравствуйте, Ваше Высочество. Я Эмиль, Первый Советник Солейшейма Мудрейшего, имею честь сопровождать Ее Высочество и являюсь опекуном принцессы, на время её пребывания на материке, по приказу ее отца, — холодно произнес мужчина с таким лицом, будто в такой грубоватой манере поцеловали именно его руку. Взгляд принца метнулся в сторону древнего.

— Безумно рад знакомству! — парень льстиво заулыбался, отпустил руку и даже изобразил подобие легкого кивка, потом снова повернулся к девушке. — Миледи планирует учиться на факультете Изящества? Но я не вижу в этом смысла — вы и так, бесспорно, знаете всё, что полагается знать особе королевских кровей.

— Ваше Высочество, — произнесла Алина. — То, что я женщина, не ограничивает мой выбор в этой академии, иначе меня бы здесь не было.
Я буду учиться на факультете Доблести.

— Вы?! Но вы же женщина, — растерянно проговорил эльф, хлопая слишком длинными ресницами. Алина еле сдержалась от того, чтобы не закатить глаза.

— Известно ли вам о моём происхождении, принц? Или амазонки для вас лишь легенда? — Алина уже все поняла для себя относительно принца и поддерживала разговор из вежливости.

— Бесспорно нет, но все же я думал, что вам по духу ближе древние. Изучение наук и прочее… Я слышал, что вас, в отличие от сестры, воспитывал Ваш отец. — «И прочее» породило на её лице гримасу отвращения такой степенью его невежества, благо, она исчезло также быстро, как появилось.

— Любовь к знаниям не мешает древним оттачивать свое военное мастерство. Право, иногда мне кажется, что в нашем распоряжении слишком много времени, — задумчиво проговорил Эмиль, будто невзначай. Больше всего ему хотелось убрать этого глупца с дороги и не тратить на него свое время, вопреки его обилию. Будучи знакомым с его отцом, он не мог понять откуда у Владыки мог быть такой сын. Он и не слышал, что эльфы бывают такими…

— Мужчинам да, но… — попытался закончить свою мысль принц, но был грубым образом перебит. Слишком долго Алина жила среди древних и амазонок, среди которых этикет был не в чести.

— Вы хотите сказать, что подобно крестьянам, отводите место женщине на кухне и в своей постели? — прошипела принцесса.  Ответом ей была абсолютная тишина, точно улица вымерла за одно мгновение. Если бы её слова обладали силой, то от принца бы осталось весьма печальное зрелище. Взгляд, обычно ледяной в моменты злости, сейчас пылал огнем. — Я считала эльфов более гуманным народом… Я слышала, что ваша сестра погибла в стычке с бандитами, защищая вас с мечом в руках, — холодно проговорила Алина, вспомнив о том, что устраивать сцены на публике крайне неприлично, и решила надавить на его чувства и тем самым заставить исчезнуть. — Но тем не менее, думаю, наша беседа подошла к концу. Вечером бал и у меня много дел. — Алина даже не протянула руку для поцелуя, давая понять, что разговор окончен и не на самой позитивной ноте.

Пока во дворе разгорелась такая словесная битва, слуги уже отнесли бесчисленные чемоданы, сумки, сундуки в новые покои принцессы. За тем, как вещи раскладывали по местам, строго наблюдала Элисса — все должно было лежать там, где привыкла принцесса.

Алине были выделены самые большие покои в крыле для знатных дам, там же находились комнаты для её фрейлин. Секретаря, прибывшего неделей ранее, разместили в другом крыле.

Ворота вновь распахнулись, пропуская во двор шестерых всадников. Группу возглавляла королева фей. Ее Величество Фрей энд’Арэн оценивающим взглядом скользнула по юной принцессе. Алина ответила ей холодным равнодушием — если бы не этот самолюбивый лицемер, она бы убрала маску с лица. Хотя нет, не убрала бы — сейчас она не просто девчонка, какой её видели в родном дворце — здесь она дочь двух великих людей — дочь древних и амазонок, двух самых гордых и великих народов. Отец бы с сомнением отнёсся к подобному взгляду как выражению её положения, но в деле с другими правителями ничто не должно стать оплошностью, не говоря уже слабостью.

— Ваше Величество, спасибо Вам за ваше гостеприимство, — присев в реверансе, Алина поприветствовала фею. Та лишь кивнула в ответ, немного улыбнувшись, и быстро соскочила с седла. И лишь после этого спрыгнула с коня.

 — Мы с Вашим отцом давние друзья, и я не могла отказаться от того, чтобы принять его дочь, — она поприветствовала советника кивком, тем самым равняя его с принцессой. — Эмиль, Вы же останетесь на бал?

— Я собираюсь остаться в Академии до завтрашнего утра, если Вы не возражаете, Ваше величество. Как вы восприняли просьбу Повелителя? Надеюсь она не сильно отяготит вас?

— Нет, что Вы. Разве я могу быть недовольна, хоть кем-то из Вашего народа? И я рада тому что мы сможем с вами побеседовать на балу — Фрей иронично улыбнулась. — Прошу прощения, но я должна удалиться, меня ждёт беседа с ректором академии.

Как только фея пошла к дверям Академии, повернувшись спиной к недавним собеседникам, на лице королевы появилась загадочная улыбка. Фрей подумала, что скоро из этой юной девушки выйдет достойный правитель. Конечно, её родители, если можно так выразиться, сторонятся дел, которые творились на материке, да и не без причин, но если уж они вмешаются, то ничто их не остановит. И замену себе они вырастили знатную.

Алина и Эмиль прошли внутрь Академии, и только после того, как пара скрылась за дверьми замка, толпа у ворот зашумела. Народ начал обсуждать то, что видел, что смог заметить и понять. Конечно, от того, что недавно случилось у ворот, буквально через пару часов не останется ничего, кроме фантазии людей и их способности придумывать досужие сплетни. К вечеру в них вплетут нити из мифов про амазонок и древних.

Советник Мудрейшего довел свою госпожу до покоев. Полсотни слуг уже успели разложить всё по местам — это было невероятно. Элисса вовсю смеялась в компании двух других фрейлин-близняшек — Артемии и Арифии. Они были амазонками — больше телохранительницами, чем салонными фрейлинами, способными лишь на хлопанье ресницами и томные взгляды. Обе высокие, крепкие, в сияющих доспехах. Арифия была одной из лучших в искусстве владения луком, а Артемия фехтовала настолько умело, что могла разрезать любой фрукт на лету на тысячу кусочков. Впрочем, подобное ремесло вовсе не мешало тому теплу и уюту, который, казалось, был у этой компании с самого начала.
В дверь постучали.

Вошел секретарь Её Высочества, внимательно осматривая комнату и вновь приехавших знакомых. Рэнсад был младшим братом Эмиля, он единственный из них, кто скрупулёзно следовал правилам, но все равно оставался верным товарищем. Он уже успел договориться обо всех приемах принцессы, предусмотрительно вычеркнув эльфийского принца, который уже получил дозу внимания Алины.

Секретарь специально приехал раньше, чтобы решить все дела: подготовить почву для прибытия Алины, и до приезда в Академию делегации Сэйтера, острова Древних, занимался только этим.

— Принцесса, — он поцеловал её руку и поклонился, — разве это не прекрасно, что вы здесь во всём великолепии? — Алина улыбнулась.

— От твоих формальностей режет слух. — Рэсанд сконфуженно поджал губы, но на самом деле только и ждал позволения продолжить разговор более фамильярно.

— Али, надеюсь, тебе нравятся твои покои? — вот это было куда привычней.

— Я точно и не уезжала из дома, разве только пересекла беспредельное море! — тепло улыбнулась принцесса. — Я так рада, что родители отпустили меня сюда, хотя этот недоэльф весьма нелестно отозвался о нашем народе. Ипполита бы его не простила.

— Осторожнее, — чуть задев пальцами тонкое запястье, Эмиль отвел ее в сторону. — Здесь нужно следить за тем, как и что Вы говорите. Небезопасно говорить всё, что вздумается.

— Так — закрой дверь и перестань хмуриться и третировать меня по каждому поводу, или ты хочешь меня расстроить?

— Прошу тебя, не злись, — он сжал хрупкую ладонь Али в своих руках. — Все, что я делаю — я делаю только для тебя. У меня плохое предчувствие насчет этого места. Вернись со мной домой, пожалуйста!

— Как бы я ни хотела, я должна быть здесь. Ты знаешь, почему, — она несмело улыбнулась. — Скоро бал, вам с братом пора.

Уже в дверях Эмиль обернулся чтобы бросить прощальный взгляд на Алину. Девушка стояла и её синие глаза отражали все ее беспокойство и волнение. На секунду их взгляды встретились, после чего Алина быстрыми шагами скрылась в спальне.
 



Reginata

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться