На рассвете мира

Размер шрифта: - +

Бал

В большом праздничном зале дворца Изящества и Доблести собрались все самые знатные люди Золотого Оплота. Ждали появления королевских особ. Первой появилась королева Фрей, с ней шесть пар — фрейлины в сопровождении лордов — свита её величества. 

Сложно было описать всю эту роскошь, изящество и изысканность особ, кто занял такое почётное место, но даже одинаковые маски не могли скрыть того факта, что королева была самой искренней и открытой в этой пене из сливок фейского общества. В похожих, однотипных платьях и костюмах, отличающихся лишь цветом, они походили на бесполезно дорогие декорации, не несущие особого смысла.

И фрейлины, и их кавалеры вышагивали четко, почти что машинально, как солдаты на плацу. Сама королева казалась, нет, она на самом деле была невероятно красива: золотые волосы, собранные в высокую роскошную прическу, которую завершала диадема, искусно изготовленная лучшими мастерами континента и переливающуюся в отблесках огней свеч всеми цветами радуги. Её проницательные зеленые глаза ласково улыбались гостям, тонкие аристократичные черты лица сейчас излучали доброту и признательность всем в зале. Платье её восхищало, но не отвлекало внимания от хозяйки, хотя и отличалось необычной красотой, но оно было скорее скромной рамой, выделяющей шедевр, нежели полноценной частью картины. Процессия прошествовала через весь зал, к трону её величества Фрей. Фрейлины остались подле неё, а советники разбрелись по залу.

Следующей церемониймейстер объявил кронпринцессу древних и вторую наследницу престола Темескиры. Девушка с легкой улыбкой на лице уверенно зашла в зал. Весь её вид говорил: «Я принцесса двух самых великих народов, и с этим нельзя не считаться». Гордо вздернутый подбородок, синие глаза, полные решимости, походка, осанка — всё создавало впечатление истинного достоинства и могущества этой молодой девушки. Но даже если бы кто-нибудь осмелился спросить: кто могущественнее в этом зале, Фрей или Алина, только отъявленные глупцы ответили бы, что вторая. Высший свет не терпит правды, рамки которой здесь размываются, на территории фей власть была лишь у одной, а за мысли казнить не дозволено. Ходили легенды о том, что древнему достаточно силы мысли, чтобы изменить человека полностью. А самые жуткие слухи говорили о том, что разозлясь они могли сравнять города с землей.

За минуты, что ей потребовались для того чтобы пересечь зал, у неё перед глазами промчались все празднества её жизни. Нет, в государствах Эльперанда не бывает балов. Перед глазами девушки стояли картины из той части жизни, о которой она запретила себе и думать. Она так и видела... Вот малышка принцесса бежит наперегонки с таким же маленьким мальчиком, мешая всем вокруг танцевать, наступая на ноги высокомерным лордам и на подолы платьев не менее высокомерных дам. Потом бал в честь её совершеннолетия, где она, точно так же шествуя по залу, позорно упала, став посмешищем двора, её свиты, и Алаэры, её невестки. А затем и последний бал в честь коронации брата, на котором она единственная из всех носила траур. 

Много воды утекло с тех пор, минуло не одно столетие, и вот она снова идет по бальной зале, гордо, точно зная, что больше не упадет. А если такое и произойдёт, здесь были люди, которые удержат её  на ногах, никто не посмеет и улыбнуться, никто. Она летела по залу, сверкающая и блистательная, восхитительная, и даже друзья не знали, что в её памяти снова отряхнулись ото сна страхи прошлого.
 

***



Эльторону успели доложить обо всех сплетнях Академии, что весьма предсказуемо. Сцена у ворот особенно привлекла его внимание, даже вызвала улыбку. Вот и покои для членов королевских домов вновь не пустуют, в последних пустующих прочно обосновалась хорошенькая принцесса с фрейлинами. И теперь негласный король Академии лениво, привыкший к страху и поклонению, скучая стоял в первом ряду, наблюдал за эффектным и весьма привычным его взгляду «представлением». Всё же юная принцесса и её свита, хоть и ненадолго, но развеяли его скуку. Он тотчас приметил врезавшуюся в него хамку, и её положение главной фрейлины немного его раздосадовало. Та встреча стоила ей не только особого внимания герцога, но и положения, номера один в его весьма специфическом списке. Списке жертв. И, к сожалению, он всегда добивался чего хотел, идея добиться расположения древней претила ему. Он не понимал на какие рифы несётся его нерушимый корабль.

Когда скучный выход именитых гостей завершился, объявили Танец Королей. Все в зале затаили дыхание, ожидая посмотреть на пары, что вот-вот закружатся в центре зала. Принц эльфов пригласил девушку из свиты Фрей, королева не отказалась от руки древнего Рэнсада, Алина потянула упирающегося Эмиля в центр зала. Пары начали исполнять замысловатые па, наполняя зал особой аурой, ведь в этом танце титулованные особы приближались к обычным людям, которые тоже могли беззаботно кружиться в танце, улыбаться, но только с настоящими улыбками, которых здесь не хватало. Короли танцевали для народа... В этом что-то было.

Принц холодно оглядывал свою прелестную партнершу, больше заботясь о том, как Алина искренне радовалась тому, что танцует с этим... по мнению принца, недоноском, Фрей скрестилась в безмолвной схватке с секретарем. Эльторон перевёл взор на последнюю пару. Вот где не было привычной ему двуличности. А принцесса-то, кажется, отдала своё сердечко этому древнему, которого с таким трудом вывела в центр зала. Её синие глаза светились любовью. Они напомнили ему синие глаза другой девушки, которой он был беззаветно предан давным-давно, девушке навсегда исчезнувшей, растворившейся ночью. 
Он усмехнулся, интересно, Солейшейм и Иполлита знают о тайном возлюбленном? Даже если и знают, Алине явно не светит замужество с ним. Было очевидно, для чего родители прислали её в Академию, которая абсолютно ей не нужна. Скорее всего, она здесь лишь для заключения политического брака. Бедная, бедная девочка. Конечно его это волновало не больше чем вошь рыбу.

Следующий танец был весьма энергичным и быстрым. Эльторон отправился покорять сердце главной фрейлины. Кажется, её звали Элисса?

— Леди Элисса, позволите пригласить Вас на танец? — почтительно произнёс он, смотря на нее самым просящим взглядом, какой только мог изобразить.

Девушка, посмотрев на него ледяными глазами, снисходительно произнесла:

— Извините, лорд, я не танцую, —  "лорд" она особенно выделила, как некое вульгарное украшение. Она чуть присела в книксене и отошла в сторону, оставив Эльторона наедине с его уязвленной гордостью.
 



Reginata

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться