На своем месте

Часть 2

Лие снилось, что она стоит посреди толкающейся толпы перед высокой сценой. Вокруг было темно, только одинокий луч прожектора светил в самый центр сцены, выхватывая из мрака микрофонную стойку. Внезапно шум толпы стих и все словно замерли. Дрогнули клавиши рояля, и люди вокруг Лии исчезли. Девушка оказалась одна в темноте, пытаясь разглядеть человека, уверенно приближающегося к микрофону. Музыка нарастала. Ударили барабаны, зазвенели бубны и завыли скрипки: все смешалось в жуткую какофонию, а человек на сцене все шел и шел вперед, никак не в силах достичь заветной полоски света. Лия закрыла уши руками, боясь оглохнуть, и шагнула вперед. Вдруг какой-то новый, незнакомый звук ворвался в ее сознание. Все начал поглощать мрак. Лия стояла, испуганно глядя по сторонам. Внезапно кто-то потянул ее за талию. Девушка обернулась, но никого не увидела, а непонятный звук становился все громче, выше и настойчивее.

– Черт, – Лия ударила ладонью по будильнику и уронила голову на подушку.

– Ммм… – раздалось рядом.

Девушка широко распахнула глаза, остатки сна слетели мгновенно.

– Может, ты сегодня никуда не пойдешь? – прозвучал за спиной девушки смутно знакомый мужской голос.

Лия, затаив дыхание, скосила глаза вниз – поверх одеяла на ее талии лежала мужская рука. Лия собрала всю силу воли, чтобы не заорать на всю квартиру.

– Давай сегодня проспим до обеда. Хоть раз в жизни, – между тем продолжал кто-то за ее спиной, теснее прижимая девушку к себе.

Лия лежала, лихорадочно соображая, что она делала вчера вечером такого, что с утра проснулась в постели с незнакомым мужчиной. Девушка глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. В нос ударил незнакомый запах. Лия нахмурилась. Порошок? Она прижалась лицом к подушке и втянула в себя воздух. Она определенно была не у себя дома. Девушка снова открыла глаза и осмотрелась, насколько позволял угол обзора. Резная тумбочка со светильником в форме шара – не ее. Будильник, длинный и белый – не ее. Обои с витиеватыми зигзагами черных рисунков – не ее.

– Что за черт? – прошептала девушка, осторожно поворачивая голову, чтобы увидеть, наконец, кто так собственнически прижимал ее к себе. – Джейден!?

– Господи, Джей, – мужчина резко распахнул глаза. – Ты с ума сошла? Дети же спят!

– Извини, – испуганно прошептала девушка. – Я просто…я…я..., – взгляд Лии заметался по комнате, пока мысль пробиралась сквозь глубины ее серого вещества. – Дети? Джей?

– Что? – недовольно отозвался Джейден.

– Я – Джей? Джейн Лэнгтон?

Джейден снова открыл глаза, поднялся на локте и уставился на Лию. Она столько раз представляла его, столько моментов переживала с ним в своем воображении, но даже не могла и подумать, каким он может быть милым после сна – щурящим свои кошачьи глаза из-под густых ресниц, с взлохмаченным ежиком волос и отпечатком подушки на щеке.

– Если это какая-то рождественская шутка, Джей, – голос мужчины был хриплым, и Лия на миг потерялась в своих ощущениях, – то она несмешная. А теперь, если ты не против, я еще немного посплю.

– Ладно, – кивнула Лия.

Джейден снова опустился на подушку и натянул одеяло до подбородка. Лия тихонько выбралась из кровати и зашагала к дверям.

– Даже несмотря на это, – вдруг подал голос Джейден, – я люблю тебя. С Рождеством, – окончание последнего слова можно было только додумать, потому что Джейден уже уснул.

Сердце Лии пропустило удар. Она аккуратно открыла дверь спальни и выскользнула наружу. Оказавшись по ту сторону, девушка прижалась спиной к двери и только здесь смогла нормально вздохнуть. Лия вытянула вперед руку и со всей силы ущипнула себя. Подождав пару секунд, девушка открыла глаза – ничего не изменилось – перед ней все еще висела незнакомая картина, вероятно, какого-то абстракциониста.

– Это сумасшествие какое-то, – решила девушка.

Она медленно прошла по узкому длинному коридору, зябко поведя плечами – не стоило выходить в одной шелковой ночнушке. Рядом с дверью спальни, всего в паре шагов, обнаружилась ванная. Лия решительно толкнула дверь и щелкнула выключателем. Вопреки ожиданиям, ее взору открылась обычная комната с большой ванной и душевой. Никаких огромных джакузи или, вовсе, сауны. Лия боязливо двинулась в сторону зеркала, которое висело слева от нее над двумя раковинами. Девушка сделала шаг, второй и, наконец, заглянула в зеркало. Из отражения на нее смотрела бледная и взъерошенная Лия Тодд.

– Что за черт? – снова спросила девушка, разглядывая себя. – Это же я. Я это я. Лия. Лия Тодд – помощница главного редактора Джейн Лэнгтон. Почему тогда я в доме Джейн Лэнгтон? Почему ее парень называет меня ее именем? Почему…

Догадка осенила девушку внезапно. В голове вспыхнули вчерашние мечты хотя бы на день оказаться Джейн.

– Я, – Лия осторожно, словно боясь порезаться, коснулась своего отражения, – Джейн Лэнгтон? Я – Джейн Лэнгтон. Твою мать, я – Джейн Лэнгтон!

Ополоснув лицо холодной водой, Лия решила, что глупо прятаться от реальности в чужой ванной и отправилась на разведку. Через пару метров от ванной обнаружилась широкая лестница, ведущая на первый этаж, в другом конце коридора Лия заметила еще комнаты, но проверять, что там, не стала. Девушка спустилась вниз и оказалась в просторной гостиной, посреди которой стояла огромная елка, странно контрастирующая с мебелью в стиле «hi–tech».



Роземэри

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться