На свои круги

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 20

Ания растирала боль в локте, когда залетел Орвил и сразу накинулся с вопросом:

- Потрудитесь объяснить, что вообще происходит? Что вы здесь делаете? Одна... С этим...- Раздражённо дёрнул подбородком за спину.

Ания устало прикрыла глаза, хрипло усмехнулась. Ей так много хотелось ему сказать все эти месяцы, а теперь... Его тон, его обращение, его раздражение...

- «Потрудитесь объяснить...»- повторила она его слова и его тон.- Мы с вами опять на «вы»?

Орвил смутился от её слов, передёрнул плечами, злясь на себя.

- Разве ваш замок не в осаде? Я думал...

- В осаде,- перебила его Ания и глубоко вздохнула.

Орвил смерил её красноречивым взглядом с головы до ног. Свет догорающих в шатре свечей мерцал по лицам. Всё повторялось, как в прошлую их встречу, всё было как в прошлый раз, год назад, всё, да не всё.

- Почему вы тогда здесь? А барон? Это он вас отпустил?

- Вы думаете, барон мог бы это сделать? Конечно, нет! Никогда! Барона нет в Дарнте! И меня теперь тоже!

- А кто же руководит обороной замка?

Ания пожала плечами.

- Не знаю, сержанты, наверное. Думаете, мне есть до этого дело? Они и со мной его обороняли и без меня, я думаю, прекрасно справятся! Если уж барон оставил Дарнт и не думает возвращаться, то, какое мне до этого дело? Меня волнует другое...

- Какое? Почему вы здесь? И этот, из голубей, что с вами делает?

Ания усмехнулась на этот намёк о «птенцах» баронессы Айрин из Одерна, конечно, как она могла забыть об этом? Ведь год назад на турнире в Берде как раз этот Эрвин победил в поединке, и Орвил всегда помнил об этом.

Это же мужчины, они никогда не забывают обид от равных себе, постоянно соревнуются друг с другом и проигрыши помнят всю жизнь.

- Теперь этот человек служит барону Элвуду, а после Ритберга он сделал его своим оруженосцем.

Лицо Орвила вытянулось при упоминании о Ритберге, там было сражение, и, наверное, Орвил тоже там был и опять проиграл, ведь проиграл же граф Мард эту битву.

- Он тоже там был?

- Конечно.

- Отец сделал его своим оруженосцем?

- Он привёз его из Берда после турнира...

Орвил хрипло усмехнулся и покачал головой, не зная, что сказать на это. Да, это мог сделать только барон Элвуд, чтобы постоянно тешить себя поражением сына.

- Только отец мог опуститься до этого.

- Поэтому я его и взяла, барон больше всех ему доверяет...- Хотела добавить, что барон ещё и знает о её нелюбви к этому оруженосцу, но промолчала. Орвил тоже молчал, просто рассматривал её лицо.

- Как? Как это может быть? Ты здесь? Почти одна... Я так хотел... Я так долго хотел, чтобы...- Не смог найти подходящих слов и бессильно замотал головой.- А мы опять говорим о нём... Почему, Ания, почему?

Она поняла, что барон говорит о своём отце, и снова вздохнула.

- Потому что он всегда будет стоять между нами. Мы можем делать, что хотим, переживать всё, что угодно, любить или ненавидеть, но он всегда будет между нами. Мне никуда от него не деться. Ты сумел от него освободиться, а знаешь, что он искал тебя во время сражения? Там, под Ритбергом, он хотел найти тебя, найти и убить.- Она выждала паузу, давая момент, чтобы слова её дошли до понимания, и продолжила негромко, словно думая вслух:- Я даже не знаю, сумел ли ты от него освободиться на самом деле? Ты – барон, как и он, ушёл в род матери и даже стал воевать на стороне врагов, а он всё равно где-то рядом и ищет тебя. Так же отравляет тебе жизнь, как и мне...

- Господи, Ания...- шепнул чуть слышно.

Ания молчала, думая. Ей хотелось всё рассказать ему, про этот год без него, про своего ребёнка, про свои страхи и переживания. Хотелось, пока выдался момент, поделиться с ним, чтобы он тоже знал, что у него есть сын, есть маленький Артин, но... Она не могла и слова вымолвить.

Весь этот год она жила одними воспоминаниями проведённой ночи с этим человеком. Как же всё это время ей хотелось снова коснуться его, почувствовать его поцелуи, слышать удары его сердца. И сейчас, когда любимый был рядом, когда у неё есть тысяча шансов сделать то, что она хотела повторить, она не могла воспользоваться ни одним из них, потому что не могла терять время, потому что должна была идти вперёд, потому что должна была спасти своего сына.

И сейчас она должна была молчать о нём, потому что это тоже часть её испытания. Только так, потеряв что-то, можно что-то обрести. Она и так украла этого ребёнка у своей жизни, у обстоятельств. Его не должно было быть, она совершила грех, нарушив все обеты, и она не должна в полной мере радоваться существованию своего сына.

Поэтому он и болеет, чтобы она ценила каждый миг и не жила в мире полного счастья. Господь дал ей этого ребёнка, как дар, дал только ей, и Он может забрать его в любой момент. Она не может делить эту радость с кем-либо ещё, даже с его отцом...

- У меня есть ребёнок...- прошептала вдруг.

- Что?



Александра Турлякова

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться