На углу Пскопской и Йеллопуху

Размер шрифта: - +

Глава 29. Как уходят боги

Когда Макар несколько часов назад направлялся в гараж, он понимал, что идет туда, где поселилось страшное горе. Любимая Хоча умирала у него на руках. Пусть Надежда сейчас принадлежала другому, но она хотя бы находилась в безопасности, и только вопрос времени, когда Макар выручит ее из плена. А у Хоча и Мэи не оставалось никакой надежды.

Как же жутко было идти по пустому гаражу! Вокруг стояла непривычная тишина. Под ногами неприятно хрустели сухие листья и камешки, осыпающиеся со свода огромной пещеры. Холодный ветер взметал в воздух пепел и доносил запах жженой резины. Что-то горело в дальнем углу гаража. 

«Может быть, одна из машин Хоча?» 

Тушить начавшийся пожар никто торопился.

«А чего суетиться? Пройдет час–другой, и Застава сама вспыхнет огнем, положив конец своему существованию».

 

У лестницы, ведущей в жилище метаморфа, валялись пустые ведра. Макар слышал, что Хочь-Убей выставил все запасы алмазов, чтобы пограничники, перейдя в другие миры, не чувствовали себя бедными родственниками. 

Потрескивало дерево, как-то печально гудела металлическая конструкция, на которой стоял маленький домик. 

«Всего этого я прежде не слышал из-за постоянной возни и криков животных или началось разрушение Заставы?» - мелькнула паническая мысль, но тут же исчезла, стоило метаморфу выйти навстречу.

- Почему ты еще не ушел? – спросил глубокий старик с тонкими седыми волосами длиной до самого пола. Изменившийся до неузнаваемости Хочь смотрел на студента с верхней ступеньки высокой металлической лестницы.

- Я хотел попрощаться.

Макар лукавил. Прощание с прекрасной парой, оставшейся верной друг другу, стояло в одном ряду с неловким желанием заполучить магический браслет. Произнести слова, похожие по смыслу на «отдай браслет, он тебе все равно не пригодится», у Макара не поворачивался язык.

- Проходи, – метаморф открыл дверь и пропустил друга.

Разительные перемены, произошедшие с комнатой и ее обитателями, шокировали. Если до этого Мэя выглядела как уснувшая женщина, кожа которой походила на забывшую о влаге землю, то сейчас богиня была частью уродливого дерева. Оно от смертного ложа тянуло свои сухие корни, переворачивая нехитрую мебель, прорастая сквозь стены, цепляясь за то, что раньше казалось крепким, но теперь грозило обрушиться в любой момент.

- Мэя погибнет вместе с Заставой, - нарушил напряженную тишину Хочь. – Ты видел, гараж уже дымится?

Макар кивнул.

- Это начало конца.

- А вы?

- Я не оставлю Мэю. Ей будет страшно без меня. Она еще жива, хотя перестала выглядеть как человек.

Макар потрясенно молчал.

-  Я это точно знаю. Мы настолько сильно были привязаны друг к другу, - продолжил Хочь, – что хотели слышать биение наших сердец, даже находясь в разлуке. Это успокаивало, внушало надежду, что мы вновь встретимся.

Хочь поднял руку и с любовью провел пальцем по браслету, который выглядел как тусклый кусок металла с непонятными письменами.

- Я всегда надевал его, если уходил куда-то за пределы Заставы. Видишь? - Хочь поднес браслет той стороной, что прикасалась к внутренней части запястья. Макар заметил, как ритмично вспыхивает красным вязь из слов. – Ее сердце бьется. Такой же браслет есть у нее, и он пульсирует, давая знать, что я жив.

- Так вы надевали браслет не для того, чтобы покинуть Заставу?

- Нет, только чтобы Мэя знала, что со мной все в порядке. Так и я, даже находясь вдали, всегда чувствовал, что ее сердце бьется спокойно, и причин волноваться нет.

Хочь немного помолчал, покусывая краешек усов.

- За все время я лишь однажды услышал, как может в панике заходиться ее сердце. Помнишь нашествие бесов?

Макар кивнул. 

- Она сильно переживала. Настолько сильно, что открылась сторку и ведьмам, кем является на самом деле. До этого они не подозревали, что рядом с ними живет богиня. Знали, что моя любовница - могущественная волшебница, сумевшая подчинить себе Заставу, можно сказать, ставшая ее душой, но никак не богиня, которая однажды превратится в Колос. Представляешь, какая на Мэю могла начаться охота, если бы другие сторки пронюхали, где обитает источник Зерен? 

В окне лопнуло и осыпалось стекло, сухая ветвь выскользнула наружу. Другая подобралась к ноге Макара и забралась под штанину. Студент, испугавшись, дернулся, и натянувшаяся джинсовая ткань треснула по шву.

- Тебе пора, - Хочь озабоченно посмотрел на браслет, где биение красной вязи заметно замедлилось. – Прощай, друг.

 

Макар закрыл за собой дверь и тяжело привалился к ней. 

От тягостных дум его отвлекли шаги. По лестнице поднимался сторк Игеворг. 

- Как они?

- Плохо.

- А как ты? – Сторк опустил глаза на разодранные джинсы.

- Тоже не важно.

- Ничего не можем поделать, да, Ловец времени? Даже теряя любимых… - и, отодвинув Макара в сторону, распахнул дверь. 

Хочь лежал рядом с Мэей, и сухие корни ползли по его телу, вплетая метаморфа в клубок.

Макар больше не мог смотреть на то, что вызывает смесь ужаса и печали. Он, громыхая ногами по шаткой лестнице, рискуя упасть и свернуть себе шею, побежал назад в портальный коридор. Его ждало прощание с Гуглом и всеми теми, кто уходил в Вервульфию.

 

Спустя час, вспомнив о шапке-невидимке, Макар несся по каменной лестнице, ведущей к Пределу, который перестал быть опасным. Застава отпустила своих пленников. Почти все двери оказались открытыми. Некоторые даже валялись на шахматном полу, а проемы за порогом пугали чернотой. Фонарь, который прежде раздражал механическим звуком, давал пусть не яркий, но свет, и Макар безошибочно нашел свою комнату. Из отведенных пяти минут прошла всего одна.



Татьяна Абалова

Отредактировано: 13.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться