На ужине у пришельца

На ужине у пришельца

Голова, казалось, раздулась до размеров Небраски, а в ушах гудел Колокол Свободы. Джонни застонал и с трудом разлепил веки. Пошевелиться толком не смог — тело словно парализовало, руки и ноги совершенно занемели. Грудь сдавило так, что ребра трещали, а сердце колотилось, как сумасшедшее. Такое с Джонни случилось лишь однажды: пару месяцев назад, в гостях у своего лучшего друга Майкла, он напился до умопомрачения и врезался в книжный шкаф, который обрушился на него метеоритным дождем из тяжеленных учебников и справочников. Но еще более странным сейчас было ощущение в прямой кишке: словно он опорожнился во сне, или ему сделали клизму, причем без его ведома и согласия.

Опираясь на слабые, непослушные руки, Джонни, кряхтя и сопя, изо всех сил, до хруста в костях, старался выбраться из сдавившей его ловушки. Пот стекал ручьем с распухшего от пьянства лица. Наваленные сверху непонятные вонючие мешки, наконец, скатились с его несчастной спины и он смог осмотреться.

Зрелище настолько поразило и испугало его, что он трижды протирал слезящиеся глаза, стараясь избавиться от ужасного наваждения. Не помогли даже тумаки и крепкие пощечины, которыми он потчевал свою и без того больную голову. Зажмурившись и глубоко вздохнув несколько раз, Джонни, казалось, сумел немного успокоиться.

Насколько хватало глаз, вокруг в беспорядке лежали человеческие тела. Словно их кто-то взял и набросал в одну кучу, как горсть плохо проваренных макарон. Однако его соседи всё же были живы: они дышали хрипло, с присвистом, некоторые храпели.

Джонни не выдержал охвативших его страха и отчаяния и закричал, но никто не отозвался. Вдруг ему показалось, что кто-то хватает его за ноги. Бешено вращая глазами и подвывая, он начал высвобождать ноги, при этом нещадно пиная прижимавшиеся к нему тела, пока, наконец, не выкарабкался наверх.

Небывалый озноб охватил Джонни. Как ни задирал голову, сколь сильно ни вглядывался в вышину, он видел только полукруглые небеса серебристо-серого оттенка с легким металлическим блеском. Никаких облаков, ни следа звезд, ни тем более Солнца или даже Луны. В припадке отчаяния Джонни повалился на колени и зарыдал. Это ад, решил он, размазывая слюни и сопли по грязной физиономии. Толстяк в клетчатой рубашке слева, громко засопев, повернулся на другой бок.

Сердце Джонни екнуло и остановилось: он увидел, что серебристая сфера отъехала в сторону. Движение сопровождалось жутким гулом и грохотом. Спустя минуту наверху возник огромный размытый силуэт. Он склонился на бескрайнем белым полем, усеянным человеческими телами. В центре зеленоватого силуэта появился глаз: большущий, желтоватый, испещренный красными прожилками. Темный крестовидный зрачок уставился точно на Джонни. Тот почувствовал сильную слабость, ноги отказали и он плюхнулся на похрюкивающего во сне толстяка.

- О боже... - прошептал Джонни. Лицо его посерело от ужаса. Видимо, сам Сатана решил отведать рагу из свежего человеческого мяса.

- Хммм, - промычало зеленое существо, занося над тарелкой гигантскую вилку.

Джонни трясло, зубы отбивали чечетку, он закрыл глаза, ожидая своей участи. Острые длинные зубцы были всё ближе и ближе... Без сил, Джонни повалился на бок и, кажется, обмочился.

- Хммм, - еще раз пробормотал пришелец.

Вилка в нерешительности зависла над кучкой сонных человечков. Потом чудовище вдруг убрало столовый прибор и отвернулось. Спустя ещё минуту в тарелку уставилась пара глаз, принадлежащих двум разным монстрам. Подобие шеи второго украшала симпатичная бабочка.

К почти бесчувственному Джонни протянулось раздвоенное острие, оно перехватило его поперек туловища и легко вытянуло из общей свалки. Спящий рядом с Джонни толстяк облегченно выдохнул, когда с него сняли этого беспокойного соседа.

Джонни пришел в себя как раз в тот момент, когда его брезгливо трясли над каким-то узким, пышущим жаром жерлом. Он заорал так, как не орал ни разу в жизни, попробовал было ухватиться за стремительно ускользающее острие, но не сумел. Низвергнувшись, словно сырая фрикаделька в кипящий бульон, он вопил, проклиная всё и всех, грозя страшилищам страшными карами, но только до тех пор, пока оранжевая жижа окончательно не поглотила его.

***

Джон проснулся в своей собственной кровати. Было ранее утро, за окном чирикали воробьи. Сладко потянувшись и понежившись в мягкой постели еще пару минут, Джон бодро вскочил и направился в кухню, приготовить себе завтрак. Можно никуда не торопиться, ведь сегодня — выходной. Валявшаяся на полу, скверно пахнущая одежда отправилась в стиральную машинку. Когда ароматный кофе был почти готов, раздался звонок в дверь. Не успел Джон подойти, как звонок зазвонил снова и снова. За дверью оказался Майкл. Лучший друг явно был чем-то обеспокоен.

- Так ты дома?! Ну ты и засранец! Почему на звонки не отвечаешь? Мы думали, с тобой что-то приключилось. Мог бы и перезвонить, три дня от тебя нет вестей.

- Три дня?! - Джонни побледнел. Он начал припоминать события прошлой ночи, ему стало не хорошо. Перед глазами всё заплясало и закружилось.

- Что с тобой? Ты в порядке? Так где ты пропадал?

- Хммм, - только и смог промычать Джонни.

 



Евгений Марков

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться