На веки вечные. Ад.

Размер шрифта: - +

VI

Арт и Гунн проснулись от криков пьяных солдат, вошедших с кружками эля в "гостинную" комнату таверны. От них слышались в основном пошлые, крайне низкие заявления относительно женщин, а также оскорбления в адрес размещавшихся в комнате отдыха людей. Кулак Арта сжался ввиду невежества гостей, затем рука потянулась за мечом возле лежанки. Он явно не любил, когда его беспокоят во время столь полюбившегося ему за последнее время сна, и подобное поведение вновь прибывших не сулило ничего хорошего.

— Эй, куски говна, пора просыпаться! — кричал один из солдатов. —  Я надеру вам жопы, если не будете слушаться! А ну-ка равнясь! СМИРНО! Кто это у нас такой грубый?

— Слушай, Арт, может нам лучше подыграть этому уроду? — шептал Гунн с соседней лежанки. Он явно был напуган, и потихоньку начал вставать с койки. — Их намного больше, да и они пьянющие в тартар.

Арт по-прежнему не мог издать и звука, но при этом всем своим видом показал готовность к драке. Гунн же трусил, колени его тряслись, как тогда, на арене. Тот самый задира, больше всего шумевший в комнате отдыха, с гордым, хоть и пьяным видом подошёл к Арту и заорал.

— А ну встать, щенок, когда папа пришёл! — Арт лишь молча взглянул исподлобья на него, но ничего не предпринял, ожидая действий с его стороны. — Ты, кажется, не понял, что происходит, мелюзга! Я тут за старшего, и могу командовать вами где и когда угодно. ПОНЯЛ?!

Молчание, которое движет не то, что людей, даже целые народы. Солдат разгневался, и ударил ногой по и без того страдальческому лицу Арта, после чего расхохотался вместе с пьяными товарищами. Месть за новое кровавое пятно на маске Арта не заставила себя долго ждать: сквозь ноющую, впивающуюся иглами в лицо боль Арт прошёлся мечом по ногам обидчика, — ног как и не бывало — а затем разворот вдоль шеи нанёс непоправимое увечье в виде зияющей, источающей брызги крови раны. Остальные солдаты, завидев сие бесчинство, двинулись вперёд, достав свои наточенные до невозможности клинки. Арт зажался в угол, но при этом не подал ни одного признака страха. Началась резня. Пару ударов Арту всё же удалось отразить, но их было слишком много. Кровотечение и сквозные раны заставили Арта издохнуть. Гунн же стоял рядом и никак не попытался противостоять происходящему, лишь отвернулся и спешно пошагал прочь из комнаты (он было пытался найти Демивульфа внизу, но тот уже благополучно ушёл с соратниками кутить куда-то в город). После этой мясорубки обескровленное тело теми же солдатами было выброшено из таверны, где на него никто не обращал внимания. Один из мимо проходящих легионеров плюнул на него, а неподалёку, из-за угла, вылез бедняк, стянувший с Арта сапоги и скрывшийся во мраке улиц.

Тушку Арта после нашёл один проходящий бродяга в рясе с капюшоном. Он посмотрел на него, коснулся его рукой. Что это было? Арт так и не понял, но в теле его будто появилась вся недостающая кровь, а раны затянулись. Все, кроме самой глубокой — той, что на лице. Он мгновенно принялся подниматься, с удивлением смотря вслед целителю. Тот лишь улыбнулся и пошёл дальше. Арт последовал за ним.

— Чего ты хочешь? Я всего лишь помог тебе встать на ноги, идиот! — Арт смотрел на него, но ни слова не сказал. Раны на лице не затянулись, увы. — Ах, тебе помочь заживить раны на твоём лице? Ладно, так и быть!

Собеседник снова коснулся Арта, теперь в районе повязки. Ноющая боль в мгновенье ока сменилась покоем, кровавое пятно на лице исчезло, и боль утихла. Что произошло — трудно сказать. Но впервые за прошедшее время Арт почувствовал лёгкость и свободу от боли. Лекарь из-под капюшона глядел на исцелённого. Оранжевые глаза, спрятанные под завесой тьмы, будто стали источать слабый свет. Они пристально, будто впиваясь в саму душу, осматривали Арта, но не внешне, а как бы изнутри.

— Ну вот и всё, — заявил бродяга, всё также не отводя сжигающих глаз. — А теперь скажи, как тебя зовут?

— Меня... Зовут... Арт... — откровением для Арта стала способность наконец-то говорить. Глаза его заполыхали огнём радости, в том числе и от исчезновения той самой боли, сопровождавшей его весь путь.

— Красивое имя. Между прочим, с английского переводится как искусство. Ты искусный воин или учёный? Или может быть человек творчества?

— Я не знаю... — с тоской отвечал Арт, едва произнося слова.

— Я вижу в тебе задатки воина, я чувствую. Но знаешь, нужно иметь талант к освоению магических способностей, — сказал бродяга. — Ощущаю у тебя предрасположенность к магии тени. Ты никогда не чувствовал в себе чего-то тёмного, тянущегося подальше от света?

— О чём ты? — спросил Арт.

— Пойдём со мной, отведу тебя в Лагерь Теней.

— Что за Лагерь Теней? — снова поинтересовался Арт.

— Там много умных людей, способных развить в тебе самые интересные качества. Мне жаль тебя, Арт. С тобой обошлись паршиво, нужно отдавать долги, верно?

— Не уверен... я уже ни в чём не уверен... — обескураживающе смотрел он под ноги, будто разочарование достигло своего пика. Взгляд пропитался бесцельностью жизни, — но жить так, стоя на коленях, валяясь в плевках и блевотине, я не хочу!



Владислав Ветров

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться