На задворках галактики -3

Размер шрифта: - +

6

Запретные территории. Южный материк. 4 октября 153 г. э.с.

 

Ночь чёрная, безлунная. Тучи полностью сокрыли Ирису, без её света здесь на двенадцатой параллели было особенно темно. И оттого непривычно. Южные ночи всегда темнее северных.

Забытый и погребённый под пластами почвы древний город предков хранил не мало тайн. Здесь, у одного из изгибов безвестной ныне реки, впадающей в акваторию столь же безвестного, омывающего Южный материк моря, казалось, не было ничего живого. Но это только на первый взгляд. Сюда не редко забредали местные представители фауны, приспособившиеся к жизни при повышенном радиоактивном фоне. В основном эндемики, но встречались и мутировавшие потомки терранских видов, изрядно увеличившиеся в размерах. На протяжении сотен лет на эти земли практически не ступала нога человека, редкие же случаи высадок искателей сокровищ оканчивались каждый раз одинаково – весьма скорым ретированием. Даже примитивные счётчики предупреждали о неминуемой смерти. Ну а на тех, кому неймётся, находилась управа в лице Военно-Морских Сил Островного Союза. Островитяне, как известно, ревностно оберегали южные широты, считая их своей вотчиной. И не в последнюю очередь оттого, что на южном континенте имелись чистые от радиации зоны, где ОС построил рудники и шахтёрские посёлки. Кладоискательством островитяне тоже занимались, но насколько было известно, чего-либо серьёзного они за последние лет пятьдесят не нашли.

Генерал-лейтенант Острецов недоверчиво перелистывал описи. Сюда в похороненный город он прибыл во второй раз, что называется к шапочному разбору. От радиации шлюп имел надёжное экранирование, поэтому на борту можно было не таскать на себе громоздкий костюм высшей защиты. Написанные чётким каллиграфическим почерком отчёты заставляли его морщиться от удивления. Но сомнения потихоньку таяли, ведь живое подтверждение этим писулькам размещалось не далее как в десяти метрах – в грузовом отсеке шлюпа, уже дезактивированное и разложенное по ящикам. Десятки тонн древнего золота и платины. Нет, всё-таки месяц не был потрачен впустую, Оракул и выделенные ему в помощь бойцы потрудились на славу. Потрудились как проклятые, ударными темпами вгрызаясь в зарытые пласты разрушенного города, сквозь спрессованные и спёкшиеся обломки, сквозь уцелевшие подземные уровни древнего хранилища. А ведь это была вторая экспедиция, от которой после предыдущей неудачи много не ждали. И как оказалось, напрасно. Оборудование инопланетников вкупе с воодушевлением Оракула и полковника Морошникова – известного до войны геолога и географа, дали результат. Однако самым большим подспорьем оказались стародавние карты, что хранились в базах данных боевых вычислителей, обнаруженных на древнем объекте в Пустошах близь научной базы. Наверное, это можно назвать чистым везением, что те беглецы оказались на том объекте и были приведены хъхуром на базу к командору Вировец. А может в этой истории не было места случайности, может всё дело в непознанной закономерности. Но это теперь и неважно. Карты оказались чрезвычайно ценными, с отмеченными городами, космопортами и военными объектами. Правда, всё это давным-давно стёрто с лица земли, но расчёт строился на том, что сохранились подземные уровни, до которых не смогли достать ядерные удары. Что ж, со второй попытки расчёт подтвердился. Благо, что в распоряжении людей Краснова имеются дроны, прозондировавшие почву на сотни метров вглубь. Без них ковыряться в мёртвом городе можно было бы годами, а с учётом радиации, затея не имела практического смысла.

На одной из карт присутствовала загадка: были отмечены какие-то тоннели, что начинаются как раз под этим городом. Что это за тоннели и куда они ведут пока что оставалось неясным. И если верить приведённым на карте цифрам, то вход в один из таких тоннелей начинался на глубине более двухсот метров. Поразительная глубина! На нынешней Темискире не существует ни инженерных средств, ни технологий чтобы соорудить хоть что-то на таком удалении от поверхности. А тут вам не просто какое-то там убежище, тут вход в тоннель, который ведёт на север под морским дном. И чем заканчивается тоннель – неизвестно. Карта обрывается почти по береговой линии, которая, кстати, отмечена в совершенно иных очертаниях.

Дверь в отсек бесшумно отъехала. Вошёл Оракул, он же Александр Кужель. Взгляд у него был отстранённый и блуждал по отсеку. Прошло, наверное, секунд пять, прежде чем Оракул рассеянно осмотрелся и вымученно улыбнулся Острецову.

— Хотите вконец себя загнать? — спросил генерал, рассматривая чуть ли не падающего от усталости Оракула. Тот уже успел быстро и сноровисто стащить с себя дезактивированный ЗК, оставшись в куртке и штанах из водонепроницаемой ткани и простых армейских сапогах.

— Об отдыхе думать некогда, — отмахнулся Оракул, подходя к столику, у которого сидел Острецов. — Вы, Ростислав Сергеевич, дайте только отдышаться. Сейчас вот горячего попью и всё выложу.

Он ткнул пальцем в кухонный агрегат и пока заваривался кипяток, принялся колдовать над чайным сбором, тщательно выверяя пропорции тех или иных трав, что входили в рецепт. Острецов терпеливо ждал, дочитывая описи и рапорта, и когда, наконец, Кужель сделал первые глотки травяного настоя, слегка кашлянул, как бы напоминая о своём присутствии.

— В общем, Ростислав Сергеевич, докопались мы до нового уровня этого хранилища. Защита давно мертва и ребята просто вырезали автогеном проход. Честно говоря, я ожидал чего-то большего, а там оказалась всего лишь двухметровая по толщине стальная дверь. Впрочем, насколько я могу судить, система защиты там была нехилая. Даже гравитационные поля разной плотности имелись. К счастью для нас, питающие систему генераторы давно сдохли. Но суть не в этом, суть в том, что в хранилище, по самому беглому взгляду, свыше трёхсот тонн иридия.

Острецов присвистнул, удивлённо вскинув брови.



Александр Валидуда

Отредактировано: 17.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться