На задворках галактики

Размер шрифта: - +

глава 3

 

Глава 3

 

Нападение на «Фунт счастья» порядочно растормошило относительно спокойный Фалонт. На утро не только все местные, но и чуть ли ни каждая из сокарских газет пестрели заголовками типа: «Ночная бойня в казино», «Новая война преступных группировок», «Возвращение старых времён», и прочая, и прочая. Злополучное казино было взято в плотное жандармское оцепление, внутри которого суетились криминалисты, следователи и прокуроры. Ходили слухи, что там видели даже вице-мэра и начальника фалонтского департамента полиции. А ещё ходили слухи, что во внутренний дворик «Фунта счастья» рано утром подогнали несколько грузовиков, а в полдень, никого к ним не допуская, в грузовики забрасывали десятки трупов. Было ещё не мало слухов, от откровенно нелепых, до вполне правдоподобных, вроде заранее спланированной жандармской операции, мол, властям надоели такие фигуры как Каналья. Впрочем, последний слух можно было легко объяснить – в последующие два дня по городу прокатились облавы и аресты. Хватали всех подозрительных, многих, конечно, потом быстренько отпускали, всё-таки уголовно-процессуальные законы никто не отменял. Но облавы мало что дали, попадалась в основном мелкая шушера, да адвокатам здорово работы добавилось. Губастый, например, со всем своим окружением благополучно лёг на дно. А высокие полицейские чины всерьёз задумались, не обернётся ли нападение на Каналью возрождением криминальных войн 136-139 и 142-143 годов? Ведь чины эти не по архивам знали с чего начинали Фабрегас и Губастый, да и сами они тогда ещё не были полковниками и бегали по улицам с риском нарваться на бандитскую пулю.

Журналистов, кстати, за оцепление не пропускали, ни газетчиков, ни телевизионщиков. И интервью им никто не давал, чего раньше не бывало. Смотря в своём номере дальновизор, Краснов и Комета стали свидетелями, как лощённый напыщенный репортёр пересказывал очередную сплетню, перемежая её с опусами на тему бессилия полиции и необходимости извести на корню криминалитет. А из толпы в репортёра полетел камень, да разбил ему лоб. Дрогнувшая камера (наверное оператор отшатнулся), выхватила толпу зевак, к которой уже ринулись жандармы. Толпа начала разбегаться, а окровавленного репортёра бесцеремонно погрузили на носилки и куда-то понесли оказавшиеся поблизости санитары.

Несмотря на поднявшуюся в городе волну, представители власти Краснова пока не беспокоили. В обоих смыслах. Тот же Фабрегас, судя по некоторым газетным статьям, полицией даже не задерживался, а проходил как потерпевший. Поговаривали о выписанных им из столицы адвокатах.

«Адлон», между тем, Краснову надоел, последние дни он и Хельга подыскивали съёмное жильё и остановили свой выбор на приличном одноэтажном домике в респектабельном районе Фалонта. Параллельно Пётр Викторович искал подход к аргивейскому консульству. Приходилось посещать заведения, где бывали консульские сотрудники, по возможности зондировать их настроения и характеры, ведя осторожные разговоры в каком-нибудь охотничьем клубе. Исподволь выяснилось, что дела в консульстве шли не важнецки, сказывалась велгонская оккупация, а отсюда и плачевное финансовое состояние. Если бы не заграничные счета, доступные изгнанному аргивейскому правительству, вероятно, что консульская недвижимость пошла бы с молотка.

В снятом домике, хозяин которого укатил на полгода за океан, Краснов и Комета, к восторгу своему, обнаружили богатую библиотеку. Помимо беллетристики, нашлось много публицистических и исторических книг. Публицистика была весьма занимательна, даже если авторы освещали проблемы и события явно предвзято и однобоко. Но вот когда на глаза попался объёмистый фолиант по общей истории Темискиры, начиная со времен войны с рунхами, сердце Петра Викторовича ёкнуло. Это оказался сборник монографий нескольких авторов. Листая гладкие страницы плотной бумаги, он наткнулся на краткое и упрощённое описание хода Войны, с которым в целом остался согласен, а дальше шло изложение причин и последствий планетарной катастрофы:

«…и хоть в войне был достигнут коренной перелом, а рунхи были вынуждены оставлять целые секторы, Темискира (судя по всему, являвшаяся периферийной системой так называемой «человеческой сферы» и располагавшаяся вдали от театров военных действий) внезапно оказалась блокирована флотом чужаков. Сокрушив орбитальную оборону, состоявшую из трёх устаревших орбитальных крепостей типа «Нона» и жиденькой группировки боевых спутников, рунхи десантировали несколько ударных корпусов (по разным данным – от шести до восьми), которые на многие месяцы завязли в ожесточённых боях с войсками темискирского гарнизона. Добиваясь скорейшего овладевания планетой, захватчики проводили массированные бомбардировки с орбиты, не гнушаясь и ядерных ударов. Но цели так и не смогли достичь ни через месяц, как планировалось, ни через пять. Упорное сопротивление гарнизона и прибывшее, хоть и с большим опозданием, 4-е оперативное соединение 14-го флота (по архивным данным – в составе дивизии линейных кораблей, бригады лёгких крейсеров, трёх или четырёх дивизионов эсминцев, бригады штурмовиков и отряда кораблей обеспечения), с ходу попытавшееся деблокировать систему, все это вынудило рунхов спешно начать эвакуацию войск.

Древние хроники не сохранили точной даты разразившейся катастрофы, которую в истории нашей планеты принято именовать с большой буквы. Известно только, что сама Катастрофа произошла одномоментно, длилась исчезающе малый временной промежуток, а по масштабу распространения, охватила всю планетную систему. Однако, нет достаточных данных, как Катастрофа отразилась на самом нашем светиле, на других планетах и их лунах. Если судить по приведённым в хрониках исследованиям, с нашей системой практически ничего сколько-то-нибудь заметного не случилось. Планеты и луны не сошли со своих орбит, солнце не изменило своих астрофизических характеристик, а сама Темискира как будто бы тоже ничуть не изменилась. Потом только стало известно, когда начались сбои в навигации (в первые десятилетия часть техники продолжало исправно функционировать) и выявились прочие «чудеса», так вот стало известно про незначительные смещения магнитных полюсов, про увеличение силы тяготения с 0,98G от стандартной до 1,05G, про смещение наклона оси на 1º40’ и прочие странности. После отшумевших природных катаклизмов, вскрылась и ужасающая картина изменений ландшафта и климата, охватившая бóльшую часть суши. По невыясненной причине, изменениям в основном подверглись территории, пострадавшие от применения термоядерного и химического оружия. Так на нашей планете появились запретные территории или, так называемые, пустоши, которые по объективным причинам до сих пор остаются в крайней степени малоизученными, не смотря на многочисленные за последние века научные экспедиции.



Александр Валидуда

Отредактировано: 03.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться