На задворках вечности. Часть I. Рождение богов

Font size: - +

Глава 17

Глава 17

Хоннор, не перебивая, слушал подробный доклад наёмников. Он не стал отсылать остальных, наоборот, приказал всем собраться вокруг, и теперь каждый защитник сокровищницы, представляющий себе то, что видели Энлиль с Энки, не находил места, куда спрятать взгляд. Бывший же адмирал старел на глазах с каждым новым словом разведчиков. Всё, ради чего они жили, во что верили – растоптано, осквернено. Неприступная сокровищница уничтожена, а её братство – убито. Такая реальность отныне и впредь стала его кошмаром, реальность, сломавшая внутри любые стержни.

– Наша изолированность стала и нашей погибелью, – глухо проговорил Хоннор, когда смолкли разговоры. – Мы слишком верили в свою неуязвимость.

Его голос оборвался. В мгновение статный военный сделался похожим на измотанного жизнью старика. Многим передалось его состояние, но не Бэару. Взгляд лейтенанта горел кровью и пылом. Не находя себе места, он безудержно метался по грязному классу школы, где проходил совет. Его молодость не позволяла ему принять правду, и он всё ещё искал выход, которого даже не пытались увидеть остальные.

– И что теперь? – гневно выкрикнул он. – Дать им улететь?

– Силы неравны, – разумно заметил кто-то из толпы.

От такой очевидности Бэар нервно усмехнулся. Конечно же, силы неравны, но противник по-прежнему не знал о том, что у защитников сокровищницы вообще оставались хоть какие-то силы. Не нужно быть стратегом и понимать: выбраться отсюда им уже вряд ли удастся, но отпускать захватчиков без последнего боя, предавая память погибших, – этого Бэар принять не мог и не хотел.

– Отключим барьер! – неожиданно предложил он.

Десятки удивлённых глаз вмиг устремились только на него. Даже отец, нашедший в себе силы, поднялся. Идея Бэара граничила с безумием, и предложить такое мог лишь безумец.

– Никогда, за все шестьсот тысяч лет существования нашего братства ни одна сокровищница не оставалась без барьера! – возразил командир телохранителей. – Никогда!

– И к чему нас это привело? – не унимаясь, наступал Бэар. – Нет больше Аккадской сокровищницы, нет её знаний. Всё вот-вот увезут пришельцы.

– Барьер нужно снять! – вновь повторил свои слова лейтенант. – Снять и открыть всему миру происходящее здесь. Сейчас наш враг превосходит нас в сотни раз, но против сил армии планеты ему не устоять. Когда падёт защита, он будет уничтожен, а наши друзья – отомщены. Нам не вернуть их к жизни, но мы всё ещё можем вернуть артефакты, вынесенные из Хранилищ. Вернуть знания, ради защиты которых мы и живём!

Кое-кто из бойцов коротко закивал, соглашаясь с лейтенантом, но бывший адмирал был непреклонен.

– Не нам снимать древнюю защиту комплекса! – подойдя к сыну, прокричал он. – Мы лишь пыль в книге истории. Мы уйдём, а стены эти будут стоять в вечности, как стояли и задолго до нас.

– Я запрещаю!!! Слышите! – захрипел он, осматривая всех вокруг. – Запрещаю!

Сверля глазами каждого бойца, Хоннор вернулся к Бэару. Как всегда непокорному, готовому возразить. Немного помутившийся рассудок командира телохранителей всё ещё отторгал правду. Он кричал на своего сына, будто бы его гнев в адрес парня мог изменить случившееся. Не чувствуя адской боли в обгоревших ногах, Хоннор продолжал нависать над парнем, только и поджидая момента, когда тот вздумает возразить. Но вместо него слова несогласия пришли с другой стороны.

– Бэар прав, – коротко поддержал лейтенанта Энлиль. – Если не снять барьер, помощи ждать неоткуда.

– Запрещаю! – гневно повторил Хоннор. – Вам, продажным за грош наёмникам, слова вообще никто не давал! Что вы тут до сих пор делаете?

Энлиля не задели обидные слова командира. Тот вряд ли до конца соображал от болевого шока и душевных ран. Но именно от его решения зависели дальнейшие действия телохранителей. И даже если отстранить бывшего адмирала, передав командование его сыну, снять барьер без него всё равно не удастся. В тайну этой технологии были посвящены лишь единицы, и командир телохранителей являлся одним из них.

– Бэар прав, – вновь начал Энлиль, пытаясь достучаться до отравленного разума командира. – Вы можете оставить барьер в покое, пойти в атаку, славно умереть... Кому от этого прок? Стены сокровищницы действительно останутся стоять, но её самой уже не будет. Поймите, адмирал, без знаний, которые пришельцы увезут невесть куда, комплекс теряет смысл и его уже не возродить. Без этих знаний, артефактов, книг теряется смысл и в вашей гибели...

Бывший адмирал не перебивал наёмника, дав тому закончить. Его переполняли сомнения и страх.

– Отключив барьер, мы впустим сюда всю Республику! – рассуждая скорее с собой, говорил Хоннор. – Как мы можем верить, что она сама не наложит руки на реликвии главной сокровищницы нашего братства?

– Никак, – не обнадёжил Энлиль.

– Но придётся рискнуть, – быстро вступил в разговор Бэар, почуяв нерешительность командира. – В противном случае содержимое Хранилищ всё равно достанется пришельцам. Выбор у нас невелик, но мы всё ещё можем спасти хотя бы богатства сокровищницы. Решение зависит от тебя, отец.

Отступая от бывшего адмирала, Бэар замолчал.

Хоннор и сам это знал. Тяжёлая ноша ответственности давила на него. Вступая в должность командира телохранителей, разве он думал, что именно в его службу случится закат самой могущественной сокровищницы их братства? Как ему жить с такой виной? Как смотреть в глаза сыну?

– Мы ещё можем им помешать, – словно прочитав чёрные думы отца, тихо прошептал Бэар.

Сгорбленный военачальник тихо замер, окружённый горсткой оставшихся подчинённых, ждавших решения своего командира. Затуманенные мысли ворошились в сознании, не способном найти другого выхода. Усталый, пустой взгляд вторил им, всматриваясь в лица защитников сокровищницы. Вот какой он, венец величия – крах.



Галина Раздельная

Edited: 04.03.2018

Add to Library


Complain