На задворках вечности. Часть I. Рождение богов

Font size: - +

Глава 25

Глава 25

Кали чувствовала, что ещё немного, и её отравленный разум разлетится вдребезги, настолько натянуты были её нервы. Она потратила практически все остатки доступной ей энергии, чтобы преодолеть расстояние к Хранителю, но этого не хватило, и её телепортировало практически в лагерь стерегущих вход в шахты адайцев. Поспешно сориентировавшись, ей удалось быстро уничтожить первый пост. Второй занял чуть больше времени, но Кали успела убить последнего адайца до того, как тот поднял тревогу.

Оставшись одна, девушка прислушалась. Она не ощущала присутствия Хранителя, только его след. Нечёткий, тающий с каждой секундой след. Ухватившись за него, не смотря под ноги, Кали начала спуск. Шахта оказалась неглубокой, на два яруса. След же вёл на первый ярус, уводя всего на двадцать метров вглубь.

По дороге ей повстречались ещё двое стражников, стерегущих лифт. Убивать их Кали пришлось уже только своими руками. Сил не было. Первого ей удалось застать врасплох, размозжив тому лицо. Второй вовремя увернулся, потянувшись к устройству связи. Ему не повезло подать сигнал. Кали и адаец повалились на истёртый подошвами гладкий каменистый мол. Устройство отлетело в сторону. Страж не собирался сдаваться. С яростью он вцепился в шею девушки, сдавливая её до посинения. Кали сопротивлялась. Но, в какой-то момент, она прекратила, разрешая адайцу завершить начатое. Не отрываясь, она смотрела тому в глаза, пока воин пытался её убить. Ничего не происходило. Жизнь не покидала её. Страдало лишь тело. И только когда Кали услышала хруст собственной шеи, девушка резко вскинула руку, выбив адайцу глаз.

Стражник заскулил, но его крик оборвал короткий удар. Девушка поднялась, озабоченно касаясь поломанной шеи. Ей вновь не удалось умереть. Не остановленный никем, Тёмный Кочевник, беспрепятственно, всё ещё продолжал контролировать её жизнь, и пусть он был пока недостаточно могуществен, чтобы уничтожить её, на одно власти ему хватало – он до сих пор замедлял её физическую смерть, заперев в этом дряхлом, полном боли и мучений теле. Насколько долго продлится его вмешательство, Кали не знала, но чувствовала лишь одно – свобода близка.

С трудом превозмогая боль, она продолжила путь, запуская старый, проржавевший ручной механизм лифта. С отвратительным скрежетом тросы сошли с места. Каждый метр стоил девушке невероятных усилий и к последнему её ум уже искажался от непрекращающихся судорог в конечностях.

Достигнув первого яруса, лифт остановился. Какое-то время Кали медлила открывать створки, ожидая по ту сторону стражников. Её внутренний взор молчал, не замечая преград, но девушка уже не могла положиться только на своё чутье. Оглядевшись в поисках оружия, она выбрала вбитые в стенки лифта прутья. Дотянувшись до одного, Кали оторвала конец металлического прута. Взяв палку наперевес, девушка подошла к выходу. В ушах у неё звенело. Множественные травмы горели огнём. Кали постаралась притупить болезненные ощущения, освободить хоть немного энергии, но её не было. Похоже, она выжала из этого тела всё, до последней капли, но, вопреки здравому смыслу, продолжала держаться на ногах. Не мёртвая и не живая. Между одним видом существования и другим. Кали чувствовала, её сущность вот-вот могла освободиться. Связующих нитей, соединяющих тело с душой и разумом, оставалось не более десятка. Десятка из миллиардов. Но и их хватало, чтобы удержать её. Хватало для этого невыносимого плена в уже начавшей разлагаться оболочке.

Кали стягивала решимость в узел, пытаясь убедить себя на последний шаг. Каким-то необъяснимым образом её взбунтовавшийся разум ещё прорывался сквозь пелену безумия в её сознание, помогая ей ориентироваться. И лишь благодаря его слабым импульсам девушка осознавала: как бы ей ни было сейчас больно, если она не последует дальше, не разыщет старика, её пытка не прекратится никогда...

Держа наготове прут, Кали открыла створки лифта. Едва переступив порог, она замахнулась, готовая ударить любого, кто встанет на её пути, но неожиданно её ноги зацепились за что-то мягкое. Потеряв равновесие, не сделав и пары шагов, Кали неловко упала, сильно ударившись затылком. Ещё одно звено между душой и телом разорвалось. В глазах моментально потемнело, металлическая палка вылетела из рук. Звонко ударившись вначале об стену, а затем и об пол, прут грохотом во все концы яруса ознаменовал её приход. Эхо металла затихало ещё несколько секунд. Сжавшись в комок, какое-то время девушка не шевелилась, ожидая пинков и ударов, но их не последовало.

Осторожно приподнявшись на локтях, Кали отняла лицо от ладоней, открывая затянутые дымкой глаза. Её зрение практически отказывало ей. Картинка плыла и искривлялась в причудливые геометрические формы. Зажмурившись, девушка попыталась восстановить зрение. Попытка не принесла ожидаемого результата. Она по-прежнему видела с трудом, но на этот раз ей удалось различить куда больше понятных контуров и силуэтов, и одним из них, то, из-за чего она упала, оказалось тело. Кали дотянулась к нему рукой. Пальцы легли поверх грубой ткани накидки, заскользили вверх, касаясь щетинистой влажной от ещё тёплой крови щеки. Поспешно отняв руку, девушка поднялась. Голова гудела, и каждый толчок пульса раскалывал её на острые осколки. Сломанные кости шеи постоянно выворачивали её набок, усиливая боль. Изо рта Кали уже беспрерывно стекала тонкая струйка крови. Падение разорвало аорту, открыв внутреннее кровотечение. Жидкость попадала в лёгкие, мешала дышать. Постепенно девушка начинала хрипло задыхаться.

Нащупав металлический прут, Кали сплюнула кровь, медленно последовав дальше. Зрение не возвращалось. Ориентиром ей был невидимый энергетический след, ведущий к Хранителю, и сухая стена, на которой девушка всё больше повисала с каждым шагом. Она замечала контуры валяющихся повсюду тел. Все адайцы, ещё теплые. Все убиты одним способом – телекинезом. Их смерть наступила чуть меньше одной-двух минут назад, внутренности вскипели, вырываясь наружу, превращая их тела в слизь. Эта слизь скользила под ногами Кали, замедляя её продвижение. Количество трупов росло, но видя их, Кали ощущала прилив надежды. Хранитель жив! Он не только жив, но и сумел уничтожить своих палачей. Он ждет её...



Галина Раздельная

Edited: 04.03.2018

Add to Library


Complain